90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Зачем казахи и узбеки так активно зовут к себе иностранцев?

20.08.2018 14:11

Общество

Зачем казахи и узбеки так активно зовут к себе иностранцев?

Узбекистан и Казахстан ведут переговоры о введении для туристов, приезжающих в Центральную Азию, аналога шенгенской визы. Ранее такую идею высказала председатель комитета по международным отношениям, обороне и безопасности верхней палаты парламента РК Дарига Назарбаева. «...необходимо стимулировать казахстанский и узбекский туризм, а также стимулировать приезд сюда иностранных туристов из ближнего и дальнего зарубежья. Они, когда приезжают в наш регион, хотят сразу все страны увидеть, все достопримечательности. Для Европы и Юго-Восточной Азии, где богатые туристы, Центральная Азия – все-таки не ближний свет. Поэтому, когда они преодолевают такие расстояния, хочется увидеть все за одну поездку, а для этого нужно создавать общую визу», – заметила г-жа Назарбаева.

В этой связи возникает ряд вопросов. Насколько своевременно такое предложение? Стоит ли ждать большого наплыва иностранных туристов в регион? Удастся ли в случае введения единой визы отсеивать потенциальных преступников? О чем свидетельствуют процессы либерализации приграничного взаимодействия между Узбекистаном и Казахстаном? Не отпугнет ли иностранцев недавняя трагедия в Таджикистане? Насколько удобна для иностранных туристов визовая политика Казахстана? Ответить на эти вопросы мы попросили экспертов.

Марат Толибаев, бывший вице-министр сельского хозяйства РК: «Важна общая атмосфера в стране, то есть доброжелательность местных жителей»

Создание единого визового пространства порождает много по­следствий – даже больше для самих граждан этих стран, нежели для тури­стов. Ведь такой режим означает их свободное перемещение между го­сударствами.

Странам имеет смысл входить в единое визовое пространство только в том случае, если у них схожие политические и экономические системы.

Например, трудно пред­ставить в едином визовом пространстве Северную и Южную Кореи. В Цен­тральной Азии такими несовместимыми страна­ми являются, например, диктаторская Туркмения и более демократичный Кыргызстан. Проникно­вение свободолюбивых кыргызов в Туркмени­стан неизбежно вызовет переток свободолюбия. Туркменбаши этого не допустит.

Что касается туризма, то да, думаю, отчасти это увеличит приток ту­ристов в объединенные визовым пространством государства. Человек, приехавший, например, из Бельгии в Алматы, с удовольствием восполь­зуется возможностью слетать на пару дней в соседний Бишкек или Ташкент, не получая визы в Кыргызстан и Узбекистан.

Что касается преступ­ников, то «безвиз» об­легчит им перемещение и усложнит работу право­охранительных органов. Но, насколько я понимаю, безвизовый режим и не будет вводиться до тех пор, пока правоохрани­тельные органы не договорятся между собой о взаимодействии – с тем, чтобы преступник любой из стран объединения под­вергался преследованию на территории всего без­визового пространства.

Кстати, вот еще одна сфера, которая может затруднить объединение стран в безвизовое про­странство. Например, в одной из них какое­-то действие квалифициру­ется как преступление, а в другой – нет. В таком случае преступник из одной страны не будет преследоваться в другой. А это проблема.

Что касается развития туризма в Казахстане, то для этого нужны техниче­ская и организационная инфраструктуры. Под технической я понимаю наличие современных, удобных аэропортов, вок­залов, дорог, гостиниц, разного рода достопри­мечательностей. Под ор­ганизационной – четкую работу служб аэропортов, вокзалов, гостиниц, а также госорганов. Без человеческого фактора, то есть без хорошо ор­ганизованной клиенто­ориентированной работы персонала, даже физи­ческое наличие нового большого аэропорта не прибавит стране привле­кательности. Или, напри­мер, наличие прекрасно построенного вокзала не будет иметь значе­ния, если в нем вас могут обворовать или избить. Кроме того, важна общая атмосфера в стране, то есть доброжелательность местных жителей.

Айгуль Соловьева, экс-депутат парламента РК, общественный деятель: «Многие события будут отпугивать иностранцев от ЦА, однако теракты и в Европе случаются»

Поддержка предложе­ния Дариги Назарбаевой относительно «азиатского шенгена» является сви­детельством сближения позиций двух стран в части развития туризма, а также общего понимания того, что мы соседи и что ни одна из республик по отдель­ности не будет вызывать интереса у туристов. Уже само начало переговоров между странами дает на­дежду. Но и о своих граж­данах не стоит забывать, поскольку в настоящее время интерес друг к другу в регионе растет, и посе­щать несколько государств Центральной Азии по еди­ному документу важно не только для иностранных туристов, но и для вну­ тренних.

Эта отрасль может вносить значительный вклад в ВВП и обеспечи­вать занятость немалой части населения. Но пре­жде чем ждать большого наплыва иностранных туристов в регион, надо серьезно подготовить ин­фраструктуру, продумать транспортное сообщение, логистику, объединить усилия бизнеса, разрабо­тать маршруты и т.д.

На мой взгляд, риски могут быть только экс­тремистского характера, но их можно свести к минимуму, если наши страны скоординируют свои усилия. Раньше мы уже имели опыт совмест­ного проживания, без виз и без границ, в духе добрососедства, и теперь нам просто нужно это восстановить, опираясь на имеющиеся у нас об­щие ценности.

Процесс либерализации пригра­ничного взаимодействия между Узбекистаном и Казахстаном необходим. Я помню, что когда мы ездили в Шымкент, то обязательно посещали Ташкент, чтобы поесть плов или горячую самсу.

Ждать туристическо­го бума в ЦА за счет осла­бления визовых норм не стоит, поскольку в мире существует множество других регионов, в ко­торых подобный режим уже действует и которые более подготовлены к наплыву туристов. Безу­словно, многие собы­тия будут отпугивать иностранцев от ЦА, и недавняя трагедия в Тад­жикистане – не исключе­ние. Однако теракты и в Европе случаются.

Султанбек Султангалиев, политолог: «Нашим гражданам дешевле отдохнуть за тысячи километров, нежели у себя на родине»

Собственно, само предложение о введении единой туристической визы для Казахстана и Узбекистана не только не лишено здравого смысла, но и полностью отвеча­ет заинтересованности обоих государств в уве­личении туристического потока в наши страны. Полагаю, что не стоит опасаться наплыва пред­ставителей преступного мира или же радикаль­ных боевиков по причи­не введения «азиатского шенгена» – они и безо всяких виз могут проник­нуть на нашу территорию, если учесть «дырявость» границ и тотальную кор­рупцию.

Новый президент Узбекистана – новые подходы во внешней по­литике – качественно новый период в истории наших двухсторонних взаимоотношений. Со­трудничество двух сосед­них государств, имеющих общие культурно­-этниче­ские корни, – это давно желаемая и естественная ситуация, которая служит на благо обеим странам и обоим народам.

Если и ожидать ту­ристического бума, то он будет скорее в Узбе­кистане, нежели у нас. В случае введения единой визы, что значительно об­легчит иностранцам пре­бывание в обеих странах, мы пойдем, так сказать, прицепом. А теракты и преступления случают­ся везде – даже самые благополучные страны того же Запада от них не застрахованы. Тем более что и в Казахстане, и в Узбекистане ситуация с терроризмом находится под контролем.

Сложно оценить по­тенциал туристической отрасли в нашей стране по причине отсутствия объективных и конкре­тизированных данных.

Например, согласно име­ющимся данным, в 2016 году Казахстан посетили свыше шести с половиной миллионов иностранцев, но лишь 15 тысяч из них побывали на курортах и в специализированных зонах отдыха. То есть, по­давляющее большинство – это вовсе не туристы, осознанно приехавшие в страну с целью познако­миться с ее достоприме­чательностями, культу­рой, отдохнуть, наконец, наслаждаясь экзотикой и природой, а командиро­ванные, гастарбайтеры, иностранные родствен­ники, приехавшие на ко­роткий срок по семейным делам, и так далее.

Согласно сообщению пресс-­службы Нацио­нальной палаты предпри­нимателей, не доверять которой нет оснований, Казахстан ухудшил свои позиции по таким по­казателям, как «между­народная открытость», «маркетинг», «сфера ту­ристских услуг», «инве­стиции и транспортная инфраструктура».

О чем это говорит? О том, что, сколько ни принимай го­спрограмм по поддержке туризма, они не начнут работать, пока не будут созданы нормальные условия для малого и среднего бизнеса в тури­стической сфере. Госу­дарству нужно поменьше вмешиваться в туризм, оно должно, в первую оче­редь, взять на себя заботу о дорогах.

Безусловно, необходима либерализа­ ция законодательства в этой сфере. Государству нужно не только снижать налоговую нагрузку на отечественный бизнес, работающий в данном секторе, но и оказывать содействие в виде льгот­ных кредитов, а также снимать ограничения для въезда иностранцев, но выборочно. То есть, для начала определить, ка­кие страны имеют наи­меньшую экспортную степень экстремистской опасности, а какие – наи­большую.

Но прежде чем зама­хиваться на привлечение международных тури­стических потоков, было бы не лишним серьезно заняться развитием внутреннего туризма. Со­ гласитесь, что диковатой выглядит ситуация, когда нашим гражданам дешев­ле отдохнуть за тысячи километров от дома, в Турции, Египте или Гру­зии, нежели у себя на родине.

Я уже не пишу об уровне комфортности. Если говорить о пер­спективах развития меж­дународного туризма в Казахстане, то они, ко­нечно, есть. В нашей стра­не более чем достаточно мест, посещение кото­рых было бы интересным для иностранных гостей. Рядом Китай, граждане которого любят путеше­ствовать. Но очень многое зависит от уровня раз­вития инфраструктуры, а он, в свою очередь, зави­сит от тех условий, в ко­торых будут находиться наши предприниматели.

Айкын Конуров, депутат мажилиса парламента РК: «В большинстве европейских стран Центральная Азия вызывает прямые ассоциации с Афганистаном»

Сегодня вследствие обесценивания нацио­нальных валют стран ЦА привлекательность ре­гиона в глазах туристов возрастает. В соседней России после девальва­ции рубля в 2014 году турпоток из Евросоюза и КНР вырос в разы. По не­которым популярным на­правлениям количество желающих приехать даже превышало возможности принимающей стороны.

Сможем ли мы вос­пользоваться ситуаци­ей и заработать на этом – покажет время, ведь нужные для привлече­ния туристов стандарты отрасли быстро выст­роить не получится. Это инфраструктура, кадры, безопасность, контроль.

Визовые послабления в виде совместного с Уз­бекистаном «шенгена» – это, конечно же, хорошо, но наличие такой визы не отменяет пограничного и таможенного контроля на границе между нашими странами – контроля, который отсутствует в Евросоюзе. С нараста­нием напряженности в Афганистане наличие «прозрачной» афгано­-таджикской границы не добавит спокойствия ре­гиону.

В большинстве евро­пейских стран Централь­ная Азия, где названия государств заканчива­ются на «стан», вызыва­ет прямые ассоциации с Афганистаном – со всеми вытекающими из этого «страшилками». А после резонансного теракта в Таджикистане, жертвами которого стали туристы из Евросоюза, думает­ся, азиатское направле­ние сильно подорожает у страховых компаний. Таким образом, остается турист из Китая, который не такой взыскательный, но любознательный.

Эдуард Полетаев, политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии»: «Турист должен понимать, чем наши страны отличаются друг от друга»

Идея «азиатско­го шенгена» является громкой, медийной и, безусловно, полезной с точки зрения перспек­тив развития туризма в нашем регионе. Вот только я сомневаюсь, что ее удастся быстро вопло­тить в жизнь. Все страны ЦА, кроме Туркмени­стана, в одностороннем порядке предпринимают разноплановые шаги по развитию туризма, пре­вращению его в полно­ценную экономическую отрасль. Вместе догово­риться будет сложнее. Правда, политическая конъюнктура сейчас вы­глядит благоприятной, и туристические муль­тивизы внедрить все же реально, пусть поначалу для двух­трех стран. В мире есть подобные при­меры.

Например, Кения, имеющая огромный приток туристов, дого­ворилась с Руандой и Бурунди о введении еди­ной визы «три в одном». При этом за туристами сохранена возможность получать визу в каждую из этих стран по отдель­ности. Танзания и Уганда посмотрели на это дело и решили присоединиться к договору. При этом Танзания выдвинула до­полнительное требова­ние: при ее посещении необходим сертификат о прививках от желтой ли­хорадки. Так появилась единая восточно-­афри­канская виза стоимостью порядка 100 долларов.

Примерно по такой же схеме можно разви­вать «центрально­азиат­ский шенген», даже при­звав присоединиться к нему страны Закавказья, например, Азербайджан.

Однако это, на мой взгляд, лишь в незначи­тельной степени решит системные проблемы ту­ризма в регионе. К ним я отношу отсутствие мор­ского побережья (Арал и Каспий–невсчет) и значимых исторических памятников, имеющих реальную мировую из­вестность; большую удаленность от тех стран, чьи граждане желанны в качестве туристов; не­значительное количе­ство экзотики (напротив, страны ЦА пытаются сделать «все как у них»); отсутствие лоукостеров; проблемы с имиджем и четким позиционирова­нием в мировой туристи­ческой отрасли.

Например, недавно, будучи в Черногории, мы с супругой разго­ворились с двумя ту­ристками из Боснии и Герцеговины. Услышав слово «Казахстан», они воскликнули: «знаем, знаем, вы к нам фасоль отправляете на экспорт». То есть, в который раз Казахстан перепутали с Кыргызстаном.

Здесь я вижу еще одну системную проблему. Ту­рист должен понимать, чем наши страны отлича­ются друг от друга, что он увидит в одной стране и не увидит в другой. Ина­че зачем ему посещать сразу несколько стран и нести большие расходы? Такому туристу доста­точно будет посетить Узбекистан и быть уве­ренным: мол, посмотрел в Центральной Азии все, что хотел.

При этом я, напротив, являюсь сторонником наличия виз для всех стран, кроме тех, с кем подписаны безвизовые соглашения. Выдача виз – довольно неплохой приток денег в казну. Зачем перекрывать этот, пусть небольшой, но ру­чеек?

Другое дело, что стоит по примеру Таиланда или Египта упростить полу­чение визы, выдавая ее в аэропорту, или внедрить электронную визу – и туристу будет удобно, и в общей сумме затрат расходы на ее получение станут не сильно замет­ными. А можно вне­дрить bed tax – налог на туриста, как в ряде стран Европы. Это позволит вывести турбизнес из тени, обеспечить точную статистику и опять­-таки небольшой приток денег.

Что касается перспек­тив туризма в Казахстане, то я бы не делал большую ставку на туристов из дальнего зарубежья. На этом поле большая конкуренция. Надо работать с близлежащими страна­ми – Китаем, Россией.

С последней, например, нет визовых проблем, более низкие транспорт­ные расходы, отсутствие языкового барьера. А по­тенциал таких регионов­-поставщиков платеже­способных туристов, как Урал, Западная Сибирь, Кузбасс, находящихся рядом с Казахстаном, весьма высок – его дав­но используют гораздо более далекие Таиланд, Вьетнам, Турция...

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Даригой Назарбаевой

20.08.2018 14:11

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Курманбек Салиевич Бакиев

Бакиев Курманбек Салиевич

Бывший президент Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

8,7%

составляет уровень безработицы в столице Кыргызстана

«

Август 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31