90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

16 проблем и коррупционных рисков. Выводы Kaktus.media во время интервью об учебниках

26.10.2018 09:32

Общество

16 проблем и коррупционных рисков. Выводы Kaktus.media во время интервью об учебниках

Журналисты Kaktus.media задали тренд. И вот уже другие СМИ и родители дружно читают школьные учебники и находят там массу ошибок. А все началось с учебника по географии за 6-й класс. Ответственность за учебник с грамматическими и фактическими ошибками Министерство образования и науки переложило на издательство "Билим-компьютер". Там, в свою очередь, заявили, что книгу готовило издательство "Инсанат" в качестве субподрядчика. В "Инсанате" тоже от учебника открестились, отметив, что на окончательном варианте книги нет подписи их директора...

Редакция Kaktus.media расспросила директора издательства "Билим-компьютер" Тимура Орускулова о процессе подготовки учебника к тиражированию на примере скандальной "Географии".

Выяснилось, что Минобразования и Кыргызская академия образования лукавят, сваливая ответственность на издательства - сотрудники госучреждений многократно рукописи согласовывали, вносили правки, утверждали и поставили свои подписи перед тиражированием.

В ходе беседы также стало понятно, что система книгоиздательства просто пронизана коррупционными рисками, о которых Орускулов не говорил.

Редакция решила обозначить коррупционные риски и проблемы в системе изготовления учебников в подзаголовках. Ни одну из формулировок в подзаголовке директор издательства не произносил. Эти выводы сделала редакция, слушая ответы на наши вопросы.

1. В Кыргызстане нет профессиональных авторов современных учебников. И никто ничего не пытается с этим сделать

- Когда в Кыргызстане начали издавать учебники самостоятельно?

- Процесс создания национальных учебников начался в 1999 году в рамках проекта Азиатского банка развития (АБР). Тогда объявили тендер, и выиграла какая-то датская компания. На тот момент в стране было всего два издательства - "Мектеп" и "Адабият". А я работал в Кыргызской академии образования (КАО).

Датчане обратились в КАО, пообещав обучить разработке национальных учебников. Мы согласились на разработку 46 наименований. Искали авторов, но их просто не было. В то время уже были изданы "Кыргыз тили", "История Кыргызстана", "Русский язык в кыргызской школе", "Английский язык в кыргызской школе". Это был единственный опыт. Тогда нас обязали: либо надо найти автора, либо писать рукописи самостоятельно.

Кое-как мы разработали учебники, сдали макеты в Министерство образования и науки. Потом они пробным тиражом издали их через типографию "Учкун". Тогда и специализированных издательств не было. Первая попытка далась трудно, были ошибки, тем более авторы были неопытными.

Потом издали еще 25 наименований методических пособий. Контракт завершился, а авторы остались. Потом они ко мне обращались по поводу того, что министерство требует исправить, дополнить учебники для переиздания. Они просили помочь в издательском плане - с созданием макета и так далее.

Кроме того, в 2002-2003 годах исчезли крупные издательства - "Мектеп", "Адабият". Их авторы тоже ко мне обращались за помощью в переиздании.

После Кыргызской академии образования я около 6 лет работал в проекте АБР, а когда вернулся в КАО, меня не приняли. И я вышел, можно сказать, на пенсию. А жить на что-то нужно было. Так в 2006 году я открыл издательство "Билим-компьютер". До этого я не занимался учебниками.

Но так как стали обращаться авторы, которые раньше работали по проекту АБР или в издательствах "Мектеп" и "Адабият", начал готовить макеты, после чего Министерство образования объявляло тендеры на печать учебников в типографии. Авторы получали гонорар, а издательство - за редактуру и корректуру, создание макета учебника.

Еще раз подчеркну: издательство подготавливает учебник, а тиражирует его типография, и для этого объявляется отдельный тендер.

Каждый раз при переиздании нужно писать, где учебники были подготовлены. Я готовил, поэтому писал "Издательство "Билим-компьютер". Так накопилось огромное количество книг, подготовленных "Билим-компьютер". Отмечу, все учебники были на кыргызском языке.

2. В Кыргызстане нет высокопрофессиональных издательств

- Давайте поговорим о тендере, в рамках которого в 2018 году были изданы скандальные "География" и "Естествознание".

- Он ожидался давно. В августе 2015 года объявили тендеры на разработку и подготовку рукописей на 32 наименования учебников на кыргызском языке. Тендер объявляли трижды. Результаты нескольких тендеров были аннулированы, потому что издательств, которые подходили бы к условиям тендера, не было: у участвующих в тендере не было опыта издательства учебников.

3. Из-за бюрократии в период проведения тендера на разработку учебника отводится недостаточно времени

Наконец, еще раз тендер объявили в апреле 2016 года, включив дополнительно предметы "Человек и общество", "Технология" и "Информатика". Я обрадовался, потому что сам являюсь автором учебников по информатике. И случился разговор, мол, заодно тогда все возьмите. Я согласился, решив, что буду писать свою часть - информатику, а остальное - отдам субподрядчику.

Пока тендер прошел, пока определили победителя... В августе 2016 года замминистра образования Токтобубу Ашибаева сказала: "Ребята, мы опаздываем. Давайте с 1 сентября начнем апробацию. Хотя бы постранично". Сделать это было невозможно. Я оказался в тупике. У меня ничего не было: даже разработки. Я никогда не делал такие учебники, да еще в такие сроки.

А в "Инсанате" как раз несколько раз издавали учебники по географии и естествознанию на кыргызском языке. Я им поверил, взял в субподрядчики, потому что на тот момент у них был лучший опыт в издании учебников по этим предметам.

4. Между издательствами нет реальной конкуренции

Я подписал главный контракт. Основной тендер "Инсанат" не выиграл, потому что издательство не соответствовало определенным критериям. Каким именно, подробно я не знаю. Также в консорциуме со мной было еще одно издательство - "Аркус".

Получается, выигравшее тендер издательство все равно берет в субподрядчики другие издательства. Во-первых, потому что вовремя успеть невозможно. Во-вторых, у каждого издательства есть определенный опыт в чем-то. В-третьих, других издательств просто на рынке нет.

Отмечу, что в Кыргызстане всего четыре издательства, которые специализируются на учебниках: "Кутаалам", "Инсанат", "Аркус" и "Билим-компьютер" (в 2016 году один из тендеров выиграл также полиграфический комплекс ОсОО ST.ART LTD. - Прим. Kaktus.media).

5. Минобразования сваливает ответственность на издательство. Но без многократных согласований с МОиН учебник не распечатают

Подчеркну, что любая разработка проходит через Министерство образования. Министерство рекомендует учебник к тиражированию. Как я возьму и сам его напечатаю? На какие деньги? Если я даже напечатаю альтернативный учебник, то его просто не допустят.

6. Разработка стандартов, на основе которых авторы пишут учебники, непрозрачна. А качество программ заставляет усомниться в компетенции КАО

- Если опустить проблемы с переводом, корректорами, плохим изложением, то почему утверждаются учебники настолько несовременные, с нелогичным порядком разделов?

- Есть много причин. Но начинается, например, с того, что Кыргызская академия образования разрабатывает программы и стандарты, которые, скорее всего, утверждает Минобразования. Именно на основе утвержденных программ авторы учебников их пишут. Они не могут отклоняться, иначе рукописи, не соответствующие стандартам, не утвердят.

7. МОиН выбирает лучший вариант из трех рукописей. Говорит, что на самом деле все три варианта плохи. Но все равно утверждает

- Получается, содержание "Географии" и "Естествознания" одобрили в Министерстве образования и науки? В ведомстве утверждают, что там есть только техническая комиссия, которая смотрит лишь внешний вид учебника.

- По условиям тендера мы готовили и предоставили в Министерство образования три варианта рукописи. То есть у "Инсаната" было несколько авторов и вариантов рукописей учебников, которые "Билим-компьютер", как победитель тендера, предоставил в МОиН.

8. Издательство платит экспертам координационного совета МОиН за экспертизу. Это коррупционный риск

Координационный совет при МОиН (это независимые эксперты) отобрал именно этот вариант на условиях конкурса. Именно его и распространили в школах.

Три варианта рукописей на оценку в Минобразования дают под определенным шифром. Допустим, "Лето", "Зима" и "Весна". Фамилий авторов члены координационного совета не видят. К примеру, если они одобрили вариант "Весна", тогда издательство начинает работать с автором этой рукописи. Внутри совета есть методическая предметная комиссия, которая дает рекомендации автору и делает замечания по содержанию. Их замечания и исправления в учебник внесли.

Я потом проанализировал: те рукописи учебников, которые не прошли, были очень слабыми: намного хуже выбранного варианта.

Что касается технической комиссии, то она смотрит готовый макет, который к тому времени проходит многократную проверку и несколько процедур внесения исправлений. В составе этой комиссии есть редактор, художник, корректор и чиновники МОиН.

9. Кыргызская академия образования тоже сваливает ответственность на издательство. Но за содержание отвечает в первую очередь КАО

- Как проходит процесс апробации пилотного учебника?

- На апробацию учебники в пилотной версии отправляют в школы. Выбирают, куда отдать книги, в районных центрах образования (районо). Туда учебники довозит транспортная компания, чьи услуги оплачивает издательство. В какие школы и каким учителя книги раздаются на апробацию, мы не знаем.

Перед апробацией мы должны получить на нее добро в Кыргызской академии образования. Без этого печать ограниченного количества учебников для апробации не допускается.

10. Издательство платит за экспертизу организации, которая утверждает учебники. Это коррупционный риск

Там тоже вносят замечания, делают исправления. Их учитывают, и потом учебник идет в школы. Уже во время апробации представители КАО несколько раз самостоятельно ездят в командировки, собирают мнения учителей, замечания, потом обобщают и нам дают замечания. При этом издательство оплачивает экспертизу в КАО и поездки по регионам сотрудников Кыргызской академии образования.

11. Автор может не согласиться с замечаниями и не внести правку. Этот процесс должным образом не регламентирован

Все полученные замечания и исправления в учебник вносит автор. Он может с ними согласиться или остаться при своем мнении.

В случае с учебником географии авторы согласились с замечаниями. По поводу цифр исправления не поступали.

16 января 2017 года мы сдали в КАО учебник с исправлениями после апробации. Там все это изучили, снова дали замечания. Мы их учли. 30 марта там учебник полностью изучили и дали добро. Окончательный вариант подписан "Рекомендовано к печати".

После этого идет окончательная подготовка к массовому тиражу: тут снова происходит работа корректора, редактора, автора и так далее. Потом подготавливается первый сигнальный экземпляр, который подается в техническую комиссию Министерства образования и науки. Они вносят исправления. И смотрят не только на технические параметры, как утверждает ведомство.

В декабре 2017 года объявили тендер среди типографий уже на тиражирование для всех школ.

12. У издательств слабые редакторы, корректоры и другой технический персонал, хотя гонорары - средние по рынку

- Все это время мы говорили про учебники на кыргызском языке. А когда их перевели на русский язык?

- Переводили учебники на русский язык тогда, когда они прошли апробацию на кыргызском языке и туда внесли все изменения. На перевод их отдали в мае-июне 2017 года, чтобы в сентябре начать апробацию на русском языке. В течение трех месяцев учебник переводится, редактируется и корректируется. Потом изготавливается пробная версия для русских школ.

Переводчиков для учебников по географии и естествознанию тоже привлек "Инсанат".

В сентябре прошлого года в школах появились апробационные учебники на русском. После этого также были внесены исправления и учтены замечания. И затем изготовлен окончательный вариант, который подписали представители Министерства образования и затем отправили на тиражирование.

Так как я главный исполнитель по контракту, то в учебнике в конечном варианте поставили "Билим-компьютер". Я, как уже говорил, полностью доверился "Инсанату", но беру ответственность за переиздание.

- Какие учебники подготавливал "Билим-компьютер"?

- Мое издательство готовило "Технологию", "Историю Кыргызстана", "Всемирную историю", "Музыку", "Изобразительно-художественный труд" на четырех языках: узбекском, таджикском, русском, кыргызском.

- Каким образом издательство отбирает редакторов, корректоров, иллюстраторов?

- Мы частное издательство, давно работаем, и у нас уже есть свои верстальщики, корректоры, редакторы.

Я объявляю конкурс среди авторов. Хотя их как не было, так почти нет и сейчас.

13. Авторы имеют отношение к КАО, которая разрабатывает программы для учебников и потом их утверждает. Это коррупционный риск

- Кто они - авторы ваших учебников? И откуда?

- Калиман Джунушалиева - географ. Она работала старшим научным сотрудником КАО, защитилась. И сейчас вроде бы работает там. Заведовала кафедрой института повышения квалификации. Наиболее опытная она, получается, потому что всю жизнь занималась географией, давала отзывы другим авторам. То есть она не с улицы.

Что касается Эсенбека Мамбетакунова, то он доктор наук, член-корреспондент Московской государственной академии. Тоже раньше работал в КАО. Сейчас как автор он разработал физику для 7-8-х классов. Это ученые-методисты.

- Кто еще из авторов учебников работает в Кыргызской академии образования?

- Рыспаева по химии работает в КАО. Иманкулов по истории. Автор "Алиппе" Рысбаев.

- Но ведь те, кто пишет учебники, и те, кто утверждает, - коллеги. Это же высокие коррупционные риски: сотрудники КАО разрабатывают стандарты, далее по сути некоторые из них пишут учебники, которые потом же и утверждают.

- Это не специально делается: у нас просто нет авторов. Кроме них, некому писать.

14. МОиН знает, что неэффективно тратятся деньги, но не предлагает изменить систему кардинально

- Как распределяется сумма, выделенная на учебники? Сколько и кому вы заплатили?

- КАО получила от издательства деньги за то, что провели экспертизу, ездили в командировки, обобщали собранный материал. Мы отдали ту сумму, которую запросили. Без этого они не могут, оказывается.

Совместно с двумя издательствами нам это обошлось в 1,5 млн сомов. Даже больше.

Сумму, которую получили авторы, я точно не помню. Я у "Аркуса" спрашивал, они говорят, что за одну страницу платят 750 сомов. А я оплачивал минимум 1 200 за одну страницу. Тарифа нет как такового: с авторами договариваются о сумме гонорара. Помимо этого, каждая книга отличается по сложности. Биология выходит дороже - 1 590 сомов. Остальные - 1 200-1 500 сомов.

15. На закупку или разработку качественных учебников и привлечение зарубежных авторов денег на самом деле недостаточно

- Какую же сумму выделяют на учебник?

- На один комплект учебника в среднем выделили $71-72 тыс. Это учебник на два класса - 5-й и 6-й, плюс к ним методические пособия. И все это на четырех языках.

Сюда включается оплата всем, кто участвует в разработке учебника, и экспертиза КАО, и работа экспертов координационного совета Министерства образования, проводящих экспертизу.

Оплата экспертов координационного совета почасовая. Там незначительная сумма - где-то 50 сомов в час. Есть расходы на тиражирование апробационных версий, их доставку.

16. Во время апробации учебники раздавали непрофессиональным учителям. А мнения профессионалов не учитывались

- В Министерстве образования также попытались переложить вину за содержание учебника на учителей. Почему они во время апробации не увидели ошибок в учебниках?

- Бывает, что книги отдают на апробацию учителям, у которых опыт работы 2 месяца, допустим. Или в прошлом году был один учитель, а в этом году - другой. В таких ситуациях они что могут рекомендовать?

17. Министерство признало, что проблема системная. Но действует старыми методами - торопит издательство с исправлениями ошибок. Но ведь писать учебник надо с нуля, привлекая других авторов

- То есть виновата вся система?

- Есть много системных ошибок. И поэтому ее нужно менять. Если посмотреть российскую практику, то там тендер объявляется, победитель занимается всем: от подготовки учебника до доставки его в школы. А у нас разработкой занимается один, печатью - другой. Если бы моя типография была - другое дело, проблем бы не было. Но там же отдельный тендер и огромная сумма. В итоге выходит, что в 80-90 сомов обходится одна книга.

Но я все равно беру на себя всю ответственность, хоть и оказался заложником этой системы. Что поделаешь, в долг залезу. Авторы свой гонорар уже "съели". А "Инсанат" говорит, что юридически они за это не отвечают. Надо еще раз по учебникам пройтись и внести изменения, переработать.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

26.10.2018 09:32

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Асылбек Шарипович Жээнбеков

Жээнбеков Асылбек Шарипович

Спикер Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
966 789

граждан Таджикистана находятся на территории России

«

Август 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31