90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

По улице чешут мальчики-мажоры. Почему дети таджикских чиновников представляют угрозу для общества

08.11.2018 13:31

Общество

По улице чешут мальчики-мажоры. Почему дети таджикских чиновников представляют угрозу для общества

В Таджикистане вынесли приговор сыну бывшего министра энергетики Шерали Гулова (Гула) 26-летнему Диловару, который обвинялся в избиении милиционера. Пятого ноября стало известно, что его приговорили к одному году лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима. Суд признал Гулова-младшего виновным в хулиганстве с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия (часть 3 статьи 237 Уголовного кодекса РТ).

Несмотря на то, что Гулову грозил срок от пяти до семи лет, ему было назначено наказание ниже низшего предела (статья 63 УК «Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление»), поскольку он «чистосердечно раскаялся» и просил прощения у пострадавшего, кроме того имеет на содержании двоих малолетних детей. Все это суд счел обстоятельствами, смягчающими вину Диловара.

На скамье подсудимых Диловар Гулов оказался за избиение сотрудника управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) Дилшода Нарзуллозода в июле этого года. Сотрудник УБОП остановил машину Гулова и попросил его не создавать помехи другим водителям, после чего Диловар вместе с четырьмя друзьями набросились на него и стали избивать. В результате Нарзуллозода получил сотрясение мозга, перелом носа и другие травмы.

После того как было возбуждено уголовное дело, Диловар Гулов сам явился в правоохранительные органы с повинной. Сначала его отпустили под подписку о невыезде, но в конце июля взяли под стражу. Следует отметить, что дело было возбуждено только в отношении Гулова — его друзей, также участвовавших в драке, отпустили.

В начале октября информационное агентство «Ахбор» собщило, что столичный суд района Исмоили Сомони приговорил Диловара Гулова к пяти годам лишения свободы. Но уже на следующий день в Верховном суде Таджикистана опровергли эту информацию, сообщив, что дело Гулова рассматривает суд района Шохмансур, и процесс якобы является открытым.

В это же время стало известно, что адвокаты Диловара заявили о пытках, которым его подвергли в ходе следствия. Было сообщено, что суд приостановил процесс до выяснения этих обстоятельств, направив жалобу адвокатов для проверки в УБОП МВД и районную прокуратуру, которая вела расследование. Подтвердились ли факты применения пыток, до сих пор неизвестно. Так или иначе, 2 ноября приговор Диловару Гулову был оглашен.

К слову, в инциденте с избиением Дилшода Нарзуллозода участвовали дети и других влиятельных людей. По словам источника «Ферганы», инициатором драки стал сын главы крупного производственного объединения «Таджиктекстиль» Анвара Курбонова. Имя сына источник не раскрыл, известно лишь, что он является сотрудником органов прокуратуры. Будучи пьяным он стал придираться к сотрудникам ГАИ в центре Душанбе и оскорблять их. В это время там проезжал сотрудник УБОП Дилшод Нарзуллозода, который попытался призвать молодых людей к порядку. После словесной перепалки дело дошло до потасовки. Диловар Гулов сначала пытался разнять мужчин, но потом тоже влез в драку.

Могло быть хуже, но не будет

Несмотря на заявления о том, что процесс над Гуловым проходит открыто, дело рассматривалось за закрытыми дверями, поэтому многие обстоятельства остались неизвестными. Например, почему дело было заведено только на одного человека, когда в драке участвовали пятеро? Что за оружие применялось при избиении сотрудника УБОП? И, наконец, почему дело возбуждено только по одной статье — за хулиганство, в то время как речь идет о нападении на представителя власти и неподчинении сотруднику правоохранительных органов, которые подпадают под ряд других статей УК?

«Обвинения должны были предъявить всем участникам драки. Кроме статьи 237 УК, их действия квалифицируются также по части 2 статьи 110 (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), так как сотруднику УБОП сломали нос, он получил травму головы, а это — от 8 до 12 лет лишения свободы. Кроме того, при таких действиях должна быть применена часть 2 статьи 328 УК (Применение насилия в отношении представителя власти, предусматривающая от 2 до 5 лет лишение свободы. Если бы дело было возбуждено по этим статьям, Диловару Гулову по совокупности грозило бы до 12 лет лишения свободы. С учетом того, что эти преступления совершались группой лиц, наказание в таких случаях бывает более суровым. Однако Диловар Гулов легко отделался и совсем скоро окажется на свободе. Сидеть ему осталось всего несколько месяцев, так как день, проведенный в СИЗО, согласно закону, считается за два, а это значит, что шесть месяцев он уже «отсидел», так как в СИЗО находится более трех месяцев. Велика вероятность, что его могут освободить и условно-досрочно», — пояснил «Фергане» на условиях анонимности таджикский юрист.

Для тех, кто знаком с ситуацией в Таджикистане, довольно мягкий приговор Гулову не стал неожиданностью. Скорее напротив — удивил тот факт, что в отношении него вообще было возбуждено уголовное дело, и более того — оно было доведено до суда. Ведь Диловар — не просто сын бывшего министра, он еще и состоит в родстве с семьей президента Эмомали Рахмона. Его брат, Ашраф, женат на дочери главы государства.

У Диловара и ранее возникали проблемы с законом, но ему всегда удавалось избежать наказания, либо оно было символическим. Так, в марте этого года он фигурировал в числе 11 участников потасовки у ночного клуба в Душанбе. Вместе с ним в драке участвовал и зять экс-министра энергетики Дилшод Нуруллозода. Оба получили наказание в виде общественных работ.

Отец Диловара Шерали Гул тогда заявил, что его сын не участвовал в потасовке, и эти обвинения — личная месть ему, правда не уточнил, с чьей стороны. Тем не менее, как писали местные СМИ, Эмомали Рахмон порекомендовал свату лучше контролировать своего сына. После инцидента Диловара Гулова отправили на учебу в Европу. Драка с сотрудником УБОП произошла во время его приезда домой на каникулы.


Диловар Гулов. Фото с сайта Akhbor-rus.com

Параллели

О приговоре Диловару Гулову стало известно в тот же день, когда появилась информация об инциденте в Хороге — центре Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана (ГБАО), где командир ОМОН МВД генерал-майор Хуршед Мухаммадзода открыл стрельбу из травматического оружия по жителям города, в результате чего двое молодых людей получили ранения. Это произошло в ночь на 5 ноября. Вечером того же дня официальные органы заявили, что пятеро молодых людей пытались помешать деятельности поста ГАИ и напасть на автомашину командира ОМОНа, в связи с чем он вынужден был применить против них специальное оружие с резиновыми пулями. Сами пострадавшие утверждают, что они просто стояли возле своих домов и общались, когда подъехала машина и из нее безо всякой видимой причины стали стрелять по ним.

Тем не менее, власти пригрозили возбудить уголовное дело в отношении этих пятерых по части 2 статьи 237 (Хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, выполняющему обязанности по охране общественного порядка) и статье 329 (Угроза в отношении сотрудников правоохранительных органов или военнослужащих). Молодых людей власти также обвинили в участии в ОПГ под руководством Хурсанда Мазорова — одного из местных неформальных лидеров.

Не нужно прилагать особых усилий, чтобы заметить вполне очевидную схожесть двух инцидентов: пятеро молодых людей в Душанбе и пятеро — в Хороге, в обоих случаях имеют место конфликты с представителем органа правопорядка. При этом в первом случае (с Гуловым) травмы получил страж порядка, а во втором — сами молодые люди, которых обвинили в нападении. И если в первом случае у молодых людей в руках имелось какое-то оружие, о чем свидетельствует инкриминированная Гулову статья, то в случае со стрельбой в Хороге никакого оружия у молодых людей не было.

Если оставить в стороне многие обстоятельства инцидента в Хороге, а именно — с кого все началось, насколько законно было стрелять в безоружных людей, то при всей очевидной схожести этих двух случаев видна и разность в правоприменении — по меньшей мере в том, что простых ребят из Хорога тут же обвинили в угрозе сотрудникам правоохранительных органов. При этом сразу было объявлено, что пострадавшие, которые в официальной версии представлены нападавшими, являются членами ОПГ. В случае же с Диловаром Гуловым и его друзьями не только не были применены статьи, под которые подпадали их действия, но и четверо из пятерых и вовсе не стали фигурантами дела. Остается лишь подождать, чем закончится история в Хороге — примут ли там во внимание «смягчающие обстоятельства».


Митинг в Хороге после стрельбы командира ОМОНа, 6 ноября 2018 года. Фото из Facebook

«Особенные» дети

Как показывает практика, принцип неотвратимости наказания в Таджикистане всегда работает в отношении рядовых граждан, но далеко не всегда — в отношении высоких чинов и членов их семей. Детям таджикских чиновников и приближенных к президенту людей в случаях нарушения закона удается либо полностью избежать наказания, либо отделаться минимальными последствиями. Для них в законе всегда находятся лазейки для оправдания и ухода от ответственности.

В предыдущие годы представители «золотой молодежи» часто попадали в сводку новостей в связи с ДТП на автодорогах, но даже в случаях со смертельным исходом до сих пор никто из них не понес адекватного наказания.

К примеру, в апреле 2008 года сын тогдашнего секретаря Совбеза Таджикистана Амиркула Азимов Бобур, ехавший на высокой скорости, сбил насмерть одного человека, а еще пятеро, в том числе маленький ребенок, в результате этого наезда получили различные травмы. Бобур Азимов был приговорен к пяти годам лишения свободы, но вскоре амнистирован.

В октябре 2013 года по вине сына главы ГУП «Таджикские железные дороги» Амонулло Хукумова — 16-летнего Расула Амонулло — в центре Душанбе, недалеко от здания администрации президента произошла авария, в результате которой погибли два человека и еще трое получили серьезные травмы. Следствие по этому делу длилось 9 месяцев и в итоге, несмотря на наличие записей видеокамер с места события, которые подтверждали вину Расула, его признали невиновным в аварии. Наказание в этом случае понесли только его родители, которые за нарушение закона «Об ответственности родителей за обучение и воспитание детей» были оштрафованы на смехотворную сумму в 120 сомони ($15).

В октябре 2014 года другой сын Амонулло Хукумова — Рустам Хукумов — был замешан в инциденте с сотрудником ГАИ, в которого он стрелял из травматического пистолета. Этот инцидент быстро замяли. Но Рустам Хукумов «прославился» еще за долго до этого. В 2008 году он был задержан в России за сбыт наркотиков и приговорен к 9,5 годам лишения свободы. В декабре 2011 года Рустама досрочно освободили. По некоторым данным, его освобождение стало возможным после отмены вынесенного в Таджикистане приговора летчикам авиакомпании Rolkan Владимиру Садовничему и Алексею Руденко, которым назначили по 8,5 лет лишения свободы за контрабанду.

В октябре 2011 года сын председателя Верховного суда Нусратулло Абдуллоева сбил насмерть гражданку Китая. Но уголовное дело в отношении него вскоре было закрыто, так как якобы «в создавшейся ситуации Абдуллаев не имел возможности вовремя остановить управляемый им автомобиль».

Осенью того же года на своем лексусе RХ300 трёх девушек сбил сын главы Управления исполнения наказаний Минюста Изатулло Шарипова. Девушки получили различные травмы. Дело также было закрыто.

В ДТП с летальным исходом был замешан сын первого вице-премьера Таджикистана Давлатали Саидова — 23-летний Фаромуз Саидов. В сентябре 2016 года он насмерть сбил двоих человек. Дело закрыли с формулировкой «ДТП произошло из-за заводской технической неисправности автомашины, человеческий фактор в совершении ДТП отсутствует».


Фаромуз Саидов (фото с сайта Ozodi.org) и Расул Амонулло (фото с сайта News.tj)

В прошлом году президент Рахмон раскритиковал чиновников за поведение их детей. «Скажем открыто, согласно данным, большинство лихачей на дорогах — дети чиновников и бизнесменов. Последствия лихачеств часто заканчиваются трагически. Надо покончить с этим безобразием. Министерству внутренних дел необходимо указывать при освещении таких фактов – кто именно был за рулем. Народ должен знать, кто нарушает закон на дорогах столицы», — заявил тогда Рахмон.

Но назвать виновника — еще не значит наказать его. С сынками-мажорами в Таджикистане, по крайней мере, именно так и происходит. А вынесенный Диловару Гулову приговор — это, скорее, сигнал другим отпрыскам, чтобы не наглели, раз первого предупреждения главы государства оказалось недостаточно.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.fergananews.com/articles/10273

Показать все новости с: Эмомали Рахмоном

08.11.2018 13:31

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Талантбек Макишович Узакбаев

Узакбаев Талантбек Макишович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
Свыше 1,56 млн

этнических казахов проживают на территории Китая

«

Ноябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30