90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

ИГИЛ* провоцирует активизацию «спящих ячеек» в Центральной Азии – казахстанский эксперт

23.11.2018 16:21

Безопасность

ИГИЛ* провоцирует активизацию «спящих ячеек» в Центральной Азии – казахстанский эксперт

С уничтожением Исламского государства (организация запрещена в России) в Сирии террористическая угроза не исчезла. Большие потери людских и финансовых ресурсов заставили боевиков изменить стратегию: если раньше они призывали к открытому противостоянию, то сейчас пытаются создать тайную террористическую сеть, готовую к самопожертвованию.

Результатом такой пропаганды может стать пробуждение «спящих» террористических ячеек в Центральной Азии – считает эксперт Института мировой экономики и политики (ИМЭП) при Фонде Первого Президента Республики Казахстан Диана Диханбаева.

Собеседник «Евразия.Эксперт» рассказала о том, насколько велика террористическая угроза в регионе, какие страны перед ней наиболее уязвимы и что делают государства для борьбы с международным терроризмом.

- Госпожа Диханбаева, некоторые эксперты утверждают, что потенциальная угроза дестабилизации уходит с Ближнего Востока, с территории Сирии, но нависает уже над Юго-Восточной и Центральной Азией. Так ли это на самом деле?

- Возможность распространения террористической угрозы на Центральную Азию возрастает в связи с усилением позиций террористических группировок на севере Афганистана. Так, замглавы МИД РФ Олег Сыромолотов отметил, что, по разным данным, в Афганистане насчитывается от 4 до 10 тысяч активных боевиков ИГ*, почти половина из них сосредоточена на севере страны.
Существует риск, что лидеры радикалов могут спровоцировать насилие и усилить вооруженное давление на страны Центральной Азии, прежде всего в Таджикистане и в Ферганской долине.

Опасения вызывают и устойчивые связи террористических организаций и транснациональной организованной преступности с наркомафией. Наркомафия финансирует деятельность международных террористических организаций, привлекает боевиков в их ряды.

По данным ООН, 25– 35% афганского наркотрафика идет через «северный маршрут», т.е. через территорию государств Центральной Азии. Таким образом, эта проблема может усугубиться и стать большой внешней угрозой для региона, что может привести к увеличению числа наркоманов, росту преступности, связанной с наркотиками, а также и финансированию террористической и экстремистской деятельности группировок.

Не стоит сбрасывать со счетов эффект и резонанс мощной транснациональной пропаганды ИГ*, центры которого продолжают располагаться на севере и северо-востоке Афганистана и транслировать некий утопический идеал «исламского порядка», способный привести к активизации спящих ячеек в ряде стран Центральной Азии, небольших, в основном самогенерирующихся, но находящихся под сильным воздействием идеологии «глобального джихада». Дестабилизация ситуации в Центральной Азии может поспособствовать «пробуждению» ячеек и на Северном Кавказе – в Дагестане, Чечне, Кабардино-Балкарии и Ингушетии.

Усиление радикалов в Афганистане может привести к косвенному увеличению террористических угроз в Центральноазиатских странах.

- Как обстоит ситуация с террористической угрозой в Казахстане?

- На сегодняшний день благодаря проводимым активным мероприятиям правоохранительных и специальных служб в Казахстане не сформированы организованные ячейки террористических организаций, с которыми приезжие боевики могли бы слиться. В Казахстане не существует единых, централизованных террористических организаций, их организационная инфраструктура слаба. Существуют автономные ячейки, которые действуют по сетевому принципу: они разбросаны по всей стране и не связаны между собой. У них нет тесных и системных связей с международными террористическими организациями, но они находятся под их идеологическим влиянием.

- Сколько выходцев из стран Центральной Азии были завербованы в террористические организации, орудующие на Ближнем Востоке? Наблюдается ли сегодня миграция выходцев из стран региона на Ближний Восток для участия в военных операциях на стороне террористов?

- Согласно исследованию, проведенному The Soufan Center, к февралю 2017 г. террористическими организациями Сирии и Ирака было завербовано более 5000 человек из стран Центральной Азии, около 500 человек вернулись в родные страны. В Сирию и Ирак направились более 500 граждан Казахстана, более 500 граждан Кыргызстана, 1300 граждан Таджикистана, более 400 граждан Туркменистана и более 1500 граждан Узбекистана.

В настоящее время, после уничтожения ИГ* в Сирии фиксируется отток боевиков и членов их семей в другие регионы, в том числе и в их родные страны. Так, в Казахстан из Сирии вернулись 125 человек, 57 – уже осуждены. Также многие боевики перебрались в северные провинции Афганистана.

К сожалению, даже прекращение физического существования псевдогосударства не означает его окончательного уничтожения.

В самом деле, с ощутимыми потерями людских и финансовых ресурсов стратегия ИГ* кардинально изменилась. Подтверждением этому являются изменения характера посланий террористов в информационных ресурсах.

Ранее основным посылом проповедей идеологов ИГ* было создание «государства чистого ислама» на Ближнем Востоке, и для отстаивания его интересов необходимо было добраться до Ирака и Сирии, чтобы выстраивать его путем вооруженного джихада. Сейчас же идеалом ИГ* стала тайная террористическая сеть, готовая к самопожертвованию. ИГ* продолжает призывать своих сторонников к активизации вооруженного насилия. Так, в 2018 г. ИГ* взял на себя ответственность за теракты в Иране, Иордании, Египте, Афганистане и в других странах.

- Отдельной темой является Афганистан, где Талибан* хочет прийти к власти и даже в некоторых провинциях контролирует ситуацию. Россия ведет переговоры с талибами*, а в последнее время активизировался Узбекистан, который тоже проводит с ними переговоры. Откуда пошла такая инициатива? Почему площадкой для был выбран именно Узбекистан, а не другая страна Центральной Азии?

- У Узбекистана всегда имелись свои национальные интересы в афганском направлении, а с приходом к власти Шавката Мирзиёева работа в данном направлении активизировалась. Во-первых, руководство Узбекистана осознает, что хроническая нестабильность в Афганистане оказывает негативное воздействие и у величает уровень угроз для национальной безопасности Узбекистана. Во-вторых, Афганистан представляет экономический интерес для Узбекистана, особенно в энергетическом секторе.

Сегодня новое руководство Узбекистана желает превратить страну в региональный хаб, выполняя роль миротворца для укрепления позиций страны и привлечения иностранных инвестиций.

Так, узбекская дипломатия продемонстрировала активную работу во время проведения Ташкентской международной конференции высокого уровня по Афганистану в марте 2018 г. По итогам Конференции была подписана Ташкентская Декларация, которая была принята Афганистаном, Россией, США, Великобританией, Ираном, Китаем, ООН и др. Тем самым Узбекистан представил себя в роли регионального посредника и актора афганской политики, что укрепило позиции страны на международной арене.

- Преодоление кризиса в Сирии наиболее эффективно проходит в астанинском формате, считает глава российского МИД Сергей Лавров. По его словам, именно по этой причине такая структура становится объектом нападок со стороны ряда мировых игроков. 27 октября в Стамбуле прошла встреча лидеров России, Турции, Германии и Франции, на которой обсуждались вопросы продвижения политического урегулирования в Сирии. Каков прогресс на этом направлении, что удалось решить, каковы перспективы?

- Астанинский процесс сыграл ключевую роль по урегулированию ситуацию в Сирии. Одним из важнейших достижений астанинского процесса стало создание зон деэскалации, которые стали прорывом в урегулировании ситуации в Сирии и прекращении боевых действий, продолжавшихся с 2011 г. и унесших жизни более 470 000 человек.

На сегодняшний день Астанинский процесс продолжает восстанавливать мир в регионе Леванта. Так, в десятом раунде переговоров Астанинского процесса, который прошел в Тегеране 7 сентября 2018 г., и на последующей встрече глав Турции и России 17 сентября 2018 г., была достигнута договоренность о создании новой демилитаризованной зоны в Идлибе.

Необходимо отметить значимость Саммита лидеров России, Турции, Германии и Франции, который прошел 27 октября 2018 г. в Стамбуле, поскольку он обозначил проблемы, требующие дальнейшего разрешения в формате Астанинского процесса.

11 раунд Астанинского процесса состоится 28-29 ноября в Астане. Вероятнее всего, на встрече будут решаться вопросы обеспечения территориальной целостности Сирии, подготовки к проведению справедливых выборов, расширения зон безопасности, восстановления городов, пострадавших в ходе войны, а также необходимости непрерывной борьбы с терроризмом.

 

*Исламское государство (ИГ, ИГИЛ), «Движение Талибан» – запрещенные в России террористические организации

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

23.11.2018 16:21

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945
70%

водки в Кыргызстане выпускается подпольно

«

Декабрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31