90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Разведку связали по рукам и ногам или о том, кто и как уничтожает спецслужбы Кыргызстана

17.03.2019 02:55

Безопасность

Разведку связали по рукам и ногам или о том, кто и как уничтожает спецслужбы Кыргызстана

 

“Спецслужбы КР: заказ на уничтожение” – в недавней публикации под таким заголовком мы рассказали о попытке установить так называемый парламентский контроль за Государственным комитетом национальной безопасности. Все опрошенные нами эксперты, знакомые с работой спецслужб не понаслышке, пришли к единому мнению: эта инициатива (за которой стоят международные организации и местные НПО) очень напоминает… заказ иностранных спецслужб. Направленный на ослабление безопасности Кыргызстана.

Угроза безопасности страны кроется и ещё в одной реформе – судебной. В частности, в новых кодексах.

Наш сегодняшний собеседник – Талант РАЗАКОВ, полковник запаса ГКНБ КР. В органах нацбезопасности республики – в частности, в контрразведке – он прослужил 33 года. Член Союза писателей Кыргызстана, автор нескольких книг, в том числе наделавшего в своё время много шума исследования “Ошские события”.

СПРАВКА                                                                                                                                                                                Кроме либерализации уголовного законодательства, одним из самых значительных результатов судебно-правовой реформы в Кыргызстане, по мнению специалистов, стала нейтрализация Закона “Об оперативно-разыскной деятельности”. Согласно новому Уголовно-процессуальному кодексу, вся оперативно-разыскная деятельность может теперь проводиться только в рамках расследования уголовных дел. А оперативники могут действовать только по поручению следователей, собирая доказательства и разыскивая преступников. 

– Людям, далёким от правоохранительных органов и спецслужб, это новшество вряд ли о чём-то скажет. Что же оно означает?

– Означает оно то, – объясняет Талант Жаныбекович, – что отныне оперативные работники не имеют права вести самостоятельную работу.

В рамках уголовного дела -пожалуйста. К примеру, в Кыргызстане – не дай бог конечно! – будет совершён теракт. Тогда начнётся досудебное производство и оперативники станут по поручению следователя искать террористов.

А вот предотвратить теракт, спасти человеческие жизни оперативники не имеют права.

– Абсурд какой-то…

– Так оно и есть. Органы безопасности должны работать прежде всего на УПРЕЖДЕНИЕ преступлений. Как? Методами оперативно-разыскной деятельности, сокращённо – ОРД. Без этой работы – нам грош цена, – полковник запаса Разаков по привычке говорит “мы”, “нам”, “наши”.

– Получается замкнутый круг. Работать наши ребята могут теперь только в рамках уголовных дел. А откуда взяться уголовным делам, если оперативники не ищут, допустим, террористов? Вот прогремит взрыв – тогда можно, ищите.

Такой подход грозит Кыргызстану большими неприятностями. Вспомните последний громкий теракт: смертник в машине, начинённой взрывчаткой, протаранил посольство Китая в Бишкеке. С тех пор сколько кыргызстанцев страдают – не могут въехать в Китай. Потому что на нас лежит вина: проморгали террориста, не узнали своевременно о его намерениях. Столько терактов предотвратили, а этот – не смогли. Потому что смертник из-за рубежа приехал, он не наш гражданин.

Боюсь, подобные международные скандалы могут стать правилом. Потому что у оперативников ГКНБ руки теперь связаны, а у террористов, наоборот, развязаны.

– Давайте чуть подробнее объясним читателям, что такое ОРД. Это прежде всего работа с агентурой, так?

– Это слово – “агент” – у нас не любят ни энпэошники, когда их иностранными агентами называют (смеётся), ни наши добровольные помощники – назовём их так. Да, через них к нам поступает очень много информации. Но теперь каждое такое заявление сотрудники ГКНБ обязаны регистрировать в Едином реестре преступлений и проступков.

Какой добровольный помощник согласится, чтобы его фамилия фигурировала в этом реестре? Кто согласится пойти в суд? Это ведь вопрос его жизни и смерти. Сейчас оперсотрудник не может провести даже профилактическую работу – работу, направленную на предотвращение нежелательных последствий.

Частная профилактика – это когда приглашаешь человека, объявляешь о недопустимости того, чем он занимается, берёшь подписку о том, что он предупреждён. Попробуй сейчас кого-нибудь пригласить – в суд подаст: “Ущемляют мои права!”

Какого-нибудь провокатора, разжигающего межнациональную вражду, искать нельзя, если в отношении него нет заявления. Кто и как сейчас остановит второго Кадыржана Батырова (который был генератором беспорядков на юге республики в 2010 году), если нет заявления о его противоправной деятельности? Кто заявление напишет? Кто-то из его окружения? Чтобы потом его свидетелем в суд потащили? Да ни за что!

Руки чекистам связывают уже давно. В Кыргызстане разрешили, узаконили идеологию салафизма (ваххабизма). Я неоднократно выступал против, ведь это официальная идеология ИГИЛ. А у нас – пожалуйста: проповедуйте. Мы знаем, кто проповедует. Но сделать с ними ничего не можем.

Нам сказали: “Не трогайте их, иначе уйдут в подполье”. Да пусть уйдут, пусть пять человек обучают, а не пятьсот. Мы их будем выявлять и наказывать по закону. А сейчас они в мечетях лекции читают по вечерам – перед женщинами, перед молодёжью.

Давно уже со всех трибун говорю: Кыргызстан превратился в рассадник салафизма в регионе. Кстати, по новым кодексам сейчас за хранение экстремистских материалов даже административной ответственности не предусмотрено! 

– Доводилось ли чекистам предотвращать преступления без возбуждения уголовного дела?

– Таких примеров можно вспомнить сколько угодно. Иногда человек даже сам не знал, что мы по нему работали и поэтому остановили его. Мы могли арестовать его – были основания. Но наша задача заключалась в том, чтобы человек исправился, чтобы осознал, в какую грязь чуть не вляпался.

Далеко не все материалы направлялись в суд. А теперь всё надо направлять. Ещё раз повторю – органы безопасности должны работать на УПРЕЖДЕНИЕ. Раскрою кое-какие секреты. Мы изучали Афганистан. И в советское время, и в период независимости. Я сам был там два раза.

Мы должны были знать, какие намерения у наших возможных недругов. Один мой добровольный помощник, рискуя жизнью, поехал туда изучать моджахедов. И когда в Афганистан приехал я, то с этими моджахедами общался, как со старыми приятелями, потому что уже всё про них знал.

Я разрабатывал лидера Исламского движения Узбекистана Джуму Намангани, когда он находился в Таджикистане. Направлял руководству Кыргызстана фотографии его боевиков, предупреждал, что может быть вторжение в нашу страну.

А президент Акаев в январе 1999-го на одном совещании заявил: “Органы безопасности пугают народ, для терроризма нет оснований!” Когда летом того года “идушники” всё-таки пришли в Кыргызстан, среди них были два моих человека. Я выезжал в Баткен, проводил с ними секретные встречи. Просил выяснить то-то и то-то. Они, рискуя жизнью, это сделали.

Потом эту информацию я передал и в Генштаб, и руководству республики. Столько-то боевиков, вооружение такое-то, употребляют наркотики. Возраст, национальность боевиков – были среди них и арабы, и пакистанцы.

– Это всё – тоже ОРД?

– Да. А сейчас подобные действия должны осуществляться только по заданию следователя. Но оперативник – это совсем другой человек. У него другое мышление. Он делает прогнозы. А без прогнозов орган безопасности как сможет работать? Главная его задача – прогнозировать: куда идёт наша страна, какие соседи нас окружают, какие их помыслы, планы? Мы должны всё знать. Мы – глаза и уши государства. А у государства эти глаза и уши хотят отнять.

– Скажите, а в Кыргызстане разве нет закона о разведке и контрразведке, который определял бы права, полномочия разведчиков и контрразведчиков?

– Нет таких законов. Разведывательная и контрразведывательная деятельность регламентируется всё тем же законом об ОРД, который фактически уничтожен. И вести разведку и контрразведку оперативники могут лишь в рамках уголовного дела. Выполняя указания следователя. Изучать предполагаемых агентов чужих государств тоже нельзя так, как это делалось раньше.

Нас всегда интересовали те точки, откуда Кыргызстану может исходить угроза. Наши люди находились в Кабуле. А сейчас – нельзя. Как теперь их финансировать? Мы что, должны у энпэошников разрешения спрашивать: позвольте направить в Афганистан человека, вам его фамилию назвать? Нигде в мире такого нет.

– Но это ведь маразм!

– У ОРД много задач. Есть и такая – изучение общественного мнения методами ОРД. Теперь и это преступно. А ведь информация о настроениях в обществе подаётся руководству страны для принятия мер. Откуда ещё об этих настроениях узнают власти? Они попросту ослепнут, лишившись информации.

В своё время мой наставник генерал Асанкулов – председатель КГБ республики – говорил: “Кто игнорирует оперативную информацию, тому несдобровать”. Так и случилось в 1990 году. Говорят, что ошские события тогда вспыхнули случайно.

Ничего подобного, были предпосылки. В 1989 году в Баткене вспыхнули столкновения на границе между таджиками и кыргызами из-за поливной воды. Потом в Фергане – между узбеками и турками. В тот же день – об этом не говорили – в Андижане: неизвестные молодые люди охотились на бухарских евреев и армян.

А через год дошло до Оша. Люди были взвинчены. Такая националистическая паранойя быстро передаётся.Органы безопасности в 1990 году обо всём предупреждали руководство республики. И в 2010 году предупреждали. А сейчас у органов совсем отняли ОРД.

И наши недруги, думаю, уже поняли: в Кыргызстане можно устроить что угодно – теракт, революцию, любое антиправительственное выступление, беспорядки. Потому что власть заранее знать ни о чём не будет – информировать её станет некому. Как и с кем власть сможет защитить страну, да и, в конце концов, саму себя?!

Ещё одна задача ОРД – изучать человека, прежде чем допустить его к секретным сведениям. Чтобы государство не оказалось под угрозой. Это мировая практика. В советское время я изучал одного кандидата на работу в КГБ. Репутация у парня безупречная. Делаю, как положено, запрос по его месту жительства. Приходит ответ: один из его родственников со сжатого поля без спроса домой взял тюк соломы.

Кто-то это увидел, сообщил, кажется, в партком. Собрали товарищеский суд, предупредили: больше, дескать, не воруй. И эту информацию нам зачем-то передали. Увидел её наш кадровик: “Нет, этот кандидат нам не подойдёт”. – “Да что нам тот тюк соломы, который родственник утащил?” – удивляюсь.“Нет!” Так того кандидата и “зарубили”. Вот до чего в советское время доходило. 

В период независимости, прежде чем человека назначить на большую должность, тоже запрашивали справку у ГКНБ – нет ли на него компрометирующих данных? Можно ли назначить министром? Сейчас такое не делается. Теперь применять методы ОРД органы нацбезопасности не смогут даже при изучении кандидата на допуск к секретным сведениям. Потому что делать это можно только в рамках уголовного дела.

– Но ведь в рамках судебной реформы обещают тщательно проверять тех, кто хочет работать в правоохранительных органах. Кандидаты даже, говорят, будут давать подписку о том, что согласны на прослушивание их телефонов. Как же будут прослушивать, если это тоже запретная ОРД?!

– Понятия не имею. Одна надежда на то, что здравый смысл возьмёт верх, что парламент что-то изменит. Пока же оперработники на предупреждение не работают. Не хотят нарушить закон.

Всё это, думаю, направлено на то, чтобы разоружить Кыргызстан. Зарубежные спецслужбы будут здесь бесконтрольно работать. Ведь у отечественных спецслужб руки-ноги связаны кодексами.

Теперь представьте: в Кыргызстане (не дай бог конечно!) совершён масштабный теракт. Потому что оперативники не получили упреждающей информации, потому что им это запретили делать. Те же люди, которые связали оперативникам руки и ноги, поднимут крик: “Проморгали! Зачем нам тогда нужен ГКНБ?!” Вот вам и повод совсем упразднить ГКНБ, отдав его урезанные функции какому-нибудь управлению МВД.

– Как думаете, местные НПО, которые затеяли реформу, всё это учитывали?

– Им дали задание. Они, особо не разбираясь в специфике работы спецслужб, его выполнили. Прикрываясь разными высокопарными словами – “свобода”, “демократия”… НПО вынуждены верить своим спонсорам, потому что им за это платят.

В связи с этим вспоминается случай. В 2001 году я передал в парламент свои предложения по новому законопроекту о противодействии терроризму. Предлагал, в частности, усилить ответственность за это преступление. Пришёл ко мне один американец, стал рассказывать о правах человека, о демократии.

“Слушай, – говорю, – ты, наверное, мой коллега, я понял это по твоим словам. Ты в отставке или работаешь?” – “Да, вы правы, я бывший сотрудник ЦРУ”, – отвечает. “Бывших не бывает, – говорю. – То, что ты рассказываешь, – просто слова. Мы же испытали на себе, что такое терроризм, у нас люди погибли. Мы два года подряд, по сути, с передовыми отрядами “Талибана” воевали. Не дай бог вам испытать такое”.

Не прошло и двух месяцев – у них страшный теракт 11 сентября. Действуя методами ОРД, американцы выследили и убили Усаму бен Ладена. Недавно объявили в розыск его сына, назначив за его голову миллион долларов, – лишь за то, что тот пообещал отомстить за отца.

А нам ничего подобного делать почему-то нельзя! Считаю, большая ошибка наших властей, как прежних, так и нынешних, в том, что они рассматривают НПО как главных представителей нашего общества. А ведь энпэошников, которые существуют на деньги зарубежных государств, к вопросам безопасности страны на пушечный выстрел нельзя подпускать!

Почву для беспорядков 2010 года на юге республики подготовили местные НПО и международные организации – я ответственно это заявляю! Пора перестать рассматривать энпэошников как “гражданское общество”. Они не лицо общества.

Есть много других лиц, которые не живут на деньги зарубежных государств. Мы, к сожалению, в своё время опоздали с принятием закона об иностранных агентах, который так и провалился. А тем временем НПО пошли на разгром закона об ОРД.

– Скажите, а к разработке всех этих кодексов представителей ГКНБ привлекали?

– В том-то и дело, что нет! И это тоже говорит о многом. Кому-то нужно было, чтобы представители ГКНБ не мешали им устраивать весь этот погром. Я разговаривал с депутатами парламента: все кодексы передали одним пакетом: “Срочно принимайте!” Об этом, дескать, тогдашний президент попросил.

Только один депутат выступил против, увидев угрозу, в частности, в том, что касается ОРД. Остальные депутаты, не читая, проголосовали “за”. Чем поставили под удар не только органы безопасности, наши разведку и контрразведку, но и весь Кыргызстан, – заключает ветеран кыргызской спецслужбы полковник Талант Разаков.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://delo.kg/?p=25128

17.03.2019 02:55

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
352

гражданина Кыргызстана воюют в Сирии на стороне ИГИЛ

«

Май 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31