90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Харам и халяль. Зачем мужчины в Центральной Азии заводят вторую семью

09.04.2019 16:00

Общество

Харам и халяль. Зачем мужчины в Центральной Азии заводят вторую семью

Многоженство в Центральной Азии уголовно наказуемо. Несмотря на это, мужская полигамия здесь снова становится нормой. Cтатья телеканала "Настоящее Время", оригинал читайте тут,

«Любовницы и пузо для мужчин считалось чем-то обязательным, если ты хорошо зарабатываешь. У всех в папином кругу были любовницы», — рассказывает 30-летний Болот из Кыргызстана.

О второй жене отца ему рассказали одноклассники. Один из них жил в том же подъезде, куда почти каждый день заходил его отец. Он предложил «пошпионить» — мальчики сидели на лавочке во дворе, когда папа Болота вышел с ребенком на руках и женщиной рядом, за ними шел еще один ребенок.

«У меня будто сердце остановилось и вместо того, чтобы подойти, я затрясся и спрятался. Самое обидное, что об этом знал весь наш город, вся моя школа, мама и даже старшие братья. Но я так и не смог поговорить с ним, — вспоминает Болот. — Я уехал в лицей в 13 лет, приезжал на каникулы и все вели себя как ни в чем не бывало — папа также редко бывал дома, мама работала много и вечно хлопотала по дому».

Мать Болота в прошлом году умерла от рака. После ее смерти отец переехал к другой семье. Ни братья, ни Болот с отцом связь не поддерживают.

От полиандрии к полигинии

История Болота типична для центральноазиатского региона.

Полигамия — это форма отношений, при которых человек может состоять в браке одновременно с несколькими супругами. Существуют два вида полигамии: многоженство (полигиния) и многомужество (полиандрия).

Большинство религий запрещают как многоженство, так и многомужество. Но есть страны, где до сих пор существует как первое, так и второе.

Женская полигамия практикуется, в частности, в Тибете, Непале, Меланезии и Нигерии. Мужская существует в том числе в патриархальных странах, жители которых исповедуют ислам.

Ислам допускает многоженство. В Коране сказано: «Если опасаетесь вы, что не сможете быть справедливыми с сиротами, то женитесь на женщинах, которые нравятся вам, — на двух, трех, четырех. Если же опасаетесь вы, что не сможете заботиться о них [женах] одинаково, то женитесь на одной».

Во всех странах Центральной Азии многоженство запрещено законом, понятия «вторая жена» официально не существует, а «брак», заключенный муллой, не признается властями. Но в рассказах героев мы сохраняем терминологию, которую они используют.

Токал против байбише

В Казахстане законодательство не предусматривает возможность регистрации нескольких браков.

В 1921 году Центральный комитет Туркестанской АССР принял декрет о запрете многоженства. Это сохранилось и в законодательстве Казахской, Киргизской, Узбекской, Таджикской и Туркменской ССР.

В 1998 году в Казахстане исключили многоженство из числа уголовно наказуемых актов. Спустя десять лет в проект кодекса «О браке и семье» внесли норму о многоженстве, но депутаты ее не поддержали. Против тогда выступила депутат Бахыт Сыздыкова, которая требовала узаконить и многомужество.

На практике мужская полигамия в Казахстане очень распространена.

Астану (Нур-Султан) называют «городом токал» («токал» — вторая жена в Казахстане). Алматы — «город байбише», то есть первых жен. В 1998 году, когда Астана стала новой столицей Казахстана, сюда переехали чиновники, а их семьи остались в Алматы. Со временем многие из госслужащих завели здесь вторых жен и начали жить на две семьи.

«Знакомить ли токал с байбише — ваше дело. Но в отпуск нужно возить и ту, и другую», — звучит реклама популярного в стране поисковика авиабилетов. Сервис рекомендует три направления для отдыха мужчины — с женой, со второй женой и с обеими вместе. На общественное возмущение маркетолог компании ответил, что для их аудитории это важная тема и они просто «обслуживают все возможные интересы».

Считается, что наличие токал повышает статус мужчины. «Для мужчины это престиж, желание покрасоваться перед друзьями. И очень редко, когда они имеют жену, токал и все. Часто эти любовницы меняются: »чем больше любовниц, тем круче мужик«. Со временем мужчина устает бегать на два фронта, но остановиться уже не может», — объясняет психолог из Казахстана Татьяна Педаева.

«Чем моложе женщина, тем сильнее она заряжает сексуально»

Амир пять лет работал водителем у высокопоставленного казахстанского чиновника, у которого были байбише и токал. Он был знаком с обеими семьями. Говорит, если бы у него было столько же денег, то тоже завел бы токал.

«Не только я, любой мужик при деньгах бы завел себе токал. Мужчине нужно набираться сил от женщин, и чем моложе женщина, тем сильнее она заряжает мужика и сексуально, и эмоционально», — считает Амир.

«Женщины сначала очень милые, но через некоторое время они начинают уходить в быт. Ты уже не желаешь ее, но и не бросишь, недостойно бросать женщину. Как ты придешь и скажешь представительнице слабого пола, мол: Дорогая, я люблю другую, иди и строй свою жизнь?» — объясняет он.

«Сначала расстроилась, потом поняла»

У Карима четыре жены. Между собой они не знакомы. Он не допускает, чтобы они общались с другими мужчинами или работали в мужском коллективе: «Я обеспечиваю их всем. Если уж так и хотят — пусть работают для души, но не среди мужчин».

Решение стать многоженцем Карим объясняет религией: «В исламе считается, что ты должен поддерживать женщин в нужде, если у тебя есть возможность».

Возможности у него были — Карим родился и вырос в богатой семье. Потом уехал из Кыргызстана в соседний Казахстан, где обосновался и запустил свой бизнес.

Мужская полигамия практиковалась и в его семье: «Моя мама нам говорила, что у отца есть другие женщины и дети, и что не надо быть эгоистами».

С первой женой Карим познакомился еще в университете: «Тогда я и не думал, что женюсь еще раз. Но через семь лет брака я начал помогать одной из сотрудниц — она была молодая, училась в университете и подрабатывала, чтобы оплатить контракт. Я поставил ей только одно условие — хиджаб».

«Перед женитьбой я сообщил жене, она сначала расстроилась, но потом отнеслась с пониманием», — уверяет Карим.

Третья жена Карима — сестра его одноклассника, чей муж уехал на трудовую миграцию и через несколько лет развелся с ней по телефону. Четвертая жена, по его словам, вдова с пятерыми детьми.

С первой женой у Карима три дочери. «Со второй женой нам хотелось завести сына, но долго не получалось. А потом она родила в тот же год, что и третья жена», — говорит Карим.

«Родители меня, в целом, поддерживают. Сестры не очень», — рассказывает он. — «Я стараюсь проводить время со всеми детьми, но в год, когда у меня со второй и с третьей женой родились сыновья, было тяжело и с женами, и с детьми. Но и я, и мои родители были счастливы, что у меня будут наследники», — рассказывает он.

«Что я, от токал родился, что ли?»

Дети, рожденные от токал, обычно носят фамилию отца, но быть таким ребенком считается унизительным. В казахском языке даже есть выражение: «Что я, от токал родился, что ли?»

«Всегда говорят о чувствах жены или детей в первой семье, но никогда не говорят о том, каково быть ребенком токал. Это даже унизительнее, чем быть токал», — говорит Мария из Казахстана.

Мария вспоминает, что отца они, дети токал, видели редко, «не привязывались и не тосковали». С матерью тоже у всех сложились сложные отношения.

«Мама была одержима своим так называемым мужем, все время искала его, звонила, упрашивала сходить его к ее родителям, подругам. Она так сильно любила его, что на нас у нее уже чувств не оставалось, — говорит женщина. — Ее уже можно назвать пожилой женщиной, но она все еще ведет себя как подросток, влюбленный во взрослого женатого дядю».

Мария уехала на учебу заграницу, так и осталась в другой стране — с родителями за последние десять лет она общалась только два раза.

Девушка хочет забрать сестру, как только та закончит школу: «Не хочу, чтобы она оказалась среди несчастных первых жен, терпящих или живущих в иллюзии, ни среди вторых, которые живут в надежде или страхе».

«Нас воспитывают, что мужики гуляют, и это нормально»

Динаре сейчас 60, она живет одна — ее взрослые дети живут с семьями за границей, муж — в другом конце города с другой семьей.

О том, что у ее мужа есть токалка, Динара узнала во время празднования его 50-летия. В помещение ворвалась молодая женщина и устроила скандал. Она требовала, чтобы ее муж женился на ней потому, что они давно вместе и у них есть маленький ребенок.

«Я всегда подозревала, что он гуляет. Нас воспитывают, что мужики, мол, все гуляют, и что это нормально. Но я и не думала, что он живет с кем-то. Оказалось, что почти все гости знали о его любовнице, он даже знакомил ее со своими родителями и родственниками», — вспоминает Динара.

После этого муж захотел развестись, но она отказала.

«Самое отвратительное, что он меня раз пять избивал из ревности. Последний раз — когда уже купил любовнице квартиру и несколько раз выезжал с ней за границу».

Динара познакомилась с мужем в 23, они — коллеги и до сих пор работают вместе на госслужбе.

«В самом начале карьере все ожидали от меня больших успехов, он же работой так не горел как я — его папа засунул на госслужбу, вот и был там. Я помогала ему, не только прикрывая его дома — уборка, стирка, дети, их курсы, их здоровье, но и на работе поддерживала его, помогала с выступлениями, отчетами. В итоге у него лавры на работе, да и дети любят родителя, который по праздникам да с подарками, любовные приключения с разными женщинами, молодая жена и свежий ребенок. Я свою жизнь устрою еще, просто в 50 начинать все по крупицам было очень тяжело», — признется женщина.

Муллы против закона

В Кыргызстане многоженство уголовно наказуемо. «Двоеженство или многоженство, то есть сожительство с двумя или несколькими женщинами с ведением общего хозяйства, наказывается лишением свободы на срок до двух лет», — гласит статья 153 Уголовного кодекса.

Этот закон не работает, а мужская полигамия становится нормой и в этой стране, говорят правозащитники.

Два года назад известный религиозный деятель Кыргызстана Чубак Жалилов заявил, что у него теперь две жены. Он сказал, что хочет подать пример остальным кыргызским мужчинам, которые, по его мнению, тоже должны взять вторую жену.

В МВД тогда заявили, что уголовное дело на Жалилова возбудят лишь в том случае, если заявление напишет его жена или гражданин, который обладает информацией о двоеженстве религиозного деятеля.

Раньше священнослужители уже предлагали узаконить мужскую полигамию в Кыргызстане. Этот вопрос бурно обсуждался в обществе.

Мужчин, у которых несколько жен, в Кыргызстане немало, и никто из них к ответственности никогда не привлекался.

«Не был религиозным, а двух жен захотел»

Самара 12 лет была любовницей женатого мужчины, затем вышла за него замуж, но развелась, узнав, что он ей изменяет с бывшей женой.

Они познакомились, когда она была студенткой первого курса филологического факультета: «Я стояла во дворе и вслух готовилась к зачету. Вдруг замечаю, как на меня смотрит и улыбается мужчина лет 25-ти. Он подошел и на идеальном английском поздоровался, спросил мое имя, что изучаю и пожелал удачи».

Когда Самара вышла с экзамена, он стоял у входа с цветами: «Я влюбилась, мне постоянно хотелось быть с ним».

Вскоре Самара начала что-то подозревать: «После множества вопросов он вытащил из портмоне обручальное кольцо. Он был женат, я была в шоке. Он сказал, что женился по залету и не любил жену. Но я следила за ним и поняла, что он любил свою жену: они держались за руки, целовались на улице, он водил ее туда же, куда и меня».

Все же Самара решила остаться с ним из-за денег: «Мне было 18 лет, я приехала из села, росла у бабушки и дедушки, жила в нищем общежитии. Мне хотелось всего, что есть у городских девушек, — красиво одеваться, снимать квартиру, ходить в кафе. Богатых родителей у меня не было. Был страшный акцент на русском, умение до блеска мыть окна, месить тесто и зашивать носки. Да и с учебой были проблемы: я изучала английский через русский, отставала от всех, мне приходилось понимать русский, потом еще и английский».

Он снял ей квартиру, где они и встречались на протяжении 12 лет.

«Мне исполнилось 30, и я сказала, что не могу уже прятаться. Решила уйти, но он сделал мне предложение. Через полгода он развелся, переехал ко мне», — вспоминает Самара.

С ребенком он виделся в доме бывшей жены. А через три года она позвонила Самаре и попросила, чтобы та отпустила мужа, по ее словам, они давно опять спят вместе.

Мужчина не стал ничего отрицать и предложил Самаре остаться первой женой, а бывшую взять через никах (брачный обряд, проведенный муллой). «Больше всего бесит то, что он никогда не был религиозным, а тут вдруг двух жен захотел».

«Старшая жена сама ходила свататься»

Уголовно наказуемо многоженство и в Узбекистане. За это предусмотрен штраф от 50 до 100 минимальных зарплат либо исправительные работы, или лишение свободы до трех лет.

Два года назад президент Шавкат Мирзиёев заявил, что имамы, которые проводят обряд никах для пар, не предоставивших свидетельства о браке, будут наказаны.

Несмотря на это, мужская полигамия здесь не редкость.

Махмуд — двоеженец из Узбекистана. «У нас чудная жизнь. Когда появляются неожиданные проблемы в жизни, то после ночи со старшей или младшей ты забываешь об этом хотя бы немного», — рассказывает он.

Его жены не только знакомы, но и живут в одной квартире.

«Отношения между ними очень хорошие. [Старшая жена] сама ходила свататься [к младшей]. Там она хвалила нашу семью. Когда младшая спросила, кто она мне, та задумалась и ответила, что жена. Тогда младшая сбежала».

«В первую ночь, когда я входил в комнату младшей, я услышал плач из комнаты старшей. А когда я пошел ее успокоить, то зарыдала младшая. Я разозлился, взял за руку младшую и завел ее в комнату старшей. Я сказал: либо до утра вы подружитесь, либо я утром же отвезу вас по домам. Я закрыл их на ключ, а утром они вышли подругами», — рассказывает двоеженец.

По словам Махмуда, с первой женой его «потребности были удовлетворены лишь на 25%». «У меня было два способа решить эту проблему: халяльный и харамный. Я выбрал халяльный», — говорит он.

Подполковник и жены

Уголовное законодательство Таджикистана за многоженство предусматривает штраф до 50 тысяч сомони ( $5300) или до двух лет исправительных работ.

В конце прошлого года суд города Гиссар (20 км западнее Душанбе) приговорил подполковника милиции Санатулло Садуллоева к штрафу в 50 тысяч сомони ( $5300).

По словам милиционера, с 2009-го по 2016 год он действительно проживал с двумя женами, но два года назад дал талок (развод по-мусульмански) второй неофициальной жене.

Теперь Садуллоев говорит, что проживание с двумя женами было ошибкой: «Когда моя первая жена после рождения первого ребенка больше не смогла родить и обвиняла меня в этом, я решил удостовериться в обратном и взял вторую жену».

С Малохат Азизовой, первой и законной женой, он прожил 17 лет, у них двое детей. По ее словам, муж дал ей талок, но официально они до сих пор муж и жена.

Именно первая жена подала на мужа в суд: «Пусть видят, как сотрудник милиции, который должен быть примером законопослушности, сам преступает закон. Чего ожидать тогда от простого мужика, если страж порядка так себя ведет?»

На вопрос, почему же она обратилась в суд только после рождения четвертого ребенка мужа во втором браке, она ответила: «Как и многие женщины, думала, что муж погуляет и одумается».

«Моя чаша терпения лопнула, когда муж привел к нам домой двух детей от второго брака и хотел, чтобы мы все вместе жили под одной крышей», — говорит женщина.

Вторая жена подполковника — Гулбахор Валиева — сообщила, что вступила в мусульманский брак с Садуллоевым шесть лет назад, а два года назад после скандала первой жены получила талок.

«Не для совместной жизни»

Тахмина Ходжаева из Душанбе была второй женой почти шесть лет. Официально такие браки не регистрируют, их поженили по мусульманскому обряду. Постоянно мужчина жил — его имени она не называет — со своей первой семьей. К Тахмине приходил лишь днем — расслабиться.

«Вторая жена — не для совместной жизни. Я так поняла, что ни одна вторая жена всю жизнь не проживет так. Берут тебя в жены, потому что красивая, следишь за собой. Это для отдыха и развлечений. Пока у тебя детей нет, он приходит. Дома у него жена с шестью детьми — они не дают ему расслабиться. Здесь придет, поспит, развлечется. Я его искупаю, помою, он чистенький. Такие мужчины не хотят, чтобы жена забеременела, чтобы сохраняла фигуру», — уверена она.

По словам Тахмины, в первые годы они жили нормально. Муж обеспечивал ее: купил квартиру, сделал ремонт. Затем они расстались. Теперь он хочет отобрать подаренное жилье, хотя оно и записано на Тахмину.

«Неужели, если он богат, ему не стыдно со мной так поступать? Из собственного дома выгоняет. Куда я детей увезу? Двоих родила и без мужа осталась», — говорит она.

После расставания Тахмина нашла другого мужчину и вновь обвенчалась по мусульманскому обряду. Она родила еще двоих детей, после чего и начался конфликт с бывшим супругом: «В суд на меня подал. Достает меня. Выгнать хочет».

Туркменбаши за многоженство

С 1 сентября 2018 года многоженство запрещено и в Туркменистане. За это предусмотрен штраф от 20 до 30 среднемесячных зарплат или исправительные работы на срок до двух лет.

Несмотря на это, с середины 1990-х полигамия стала распространенной в этой стране.

В 1993 году первый президент Туркменистана Сапармурат Ниязов предложил легализовать многоженство, разрешив мужчинам иметь до четырех законных жен. Создали даже специальную комиссию. Но тогда предложение вызвало протест туркменской интеллигенции.

Имена некоторых героинь и героев изменены по их просьбе

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

09.04.2019 16:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Бектур Жантороевич Асанов

Асанов Бектур Жантороевич

лидер партии "Эгемен Кыргызстан"

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

90%

программного обеспечения в Кыргызстане является контрафактным

«

Июль 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31