90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Дать стране угля: почему от Ангрена зависит будущее энергетики Узбекистана

12.04.2019 14:00

Дать стране угля: почему от Ангрена зависит будущее энергетики Узбекистана

Политолог и востоковед Дмитрий Верхотуров рассуждает о перспективах республики в сфере энергетики специально для Sputnik Узбекистан.

В марте этого года 45% акций АО "Узбекуголь", которые составляют государственный пакет, были переданы на три года в доверительное управление российской компании "ПрогрессГорТех". Распоряжение об этом подписал президент Шавкат Мирзиёев.

Если внимательно почитать подписанное президентом постановление, то в нем главной задачей российской компании обозначено проведение технического аудита буроугольного разреза "Ангренский", который является основным угледобывающим предприятием АО "Узбекуголь", и разработка стратегии его развития. Конечная цель – оживление главного угольного разреза Узбекистана, столкнувшегося с серьезными техническими трудностями.

Пара слов о разрезе

Ангренское буроугольное месторождение было открыто в 1933 году. В 1940 году там стали строить шахты, а в 1941 году – сам разрез. Начало Великой Отечественной войны ускорило работы, и уже в 1943 году на шахтах началась добыча угля. В этом угле была острая нужда у промышленности и железных дорог всей Средней Азии, поскольку перегруженный военными перевозками транспорт не справлялся с доставкой угля из других районов СССР.

После войны, в 1948 году, разрез "Ангренский" был окончательно достроен и вскоре стал источником топлива для Ангренской ТЭС. Позднее была построена Ново-Ангренская ГРЭС. Обе электростанции все еще в строю, и после модернизации их мощность составляет 2739 МВт – они производят около 10% электроэнергии Узбекистана.  

Геологическое строение Ангренского разреза отличается сложностью. Уголь лежит в большой чаше, в центре которой он залегает на глубине 130 метров, а по краям выходит на поверхность. Края месторождения разрабатываются разрезом, а в центре уголь добывается в шахте.

В 1990 году в разрезе добывалось 5,7 млн тонн угля в год. Но после распада СССР, отъезда многих специалистов и прекращения поставок запчастей к используемой технике добыча упала до 2,5 млн тонн в 1998 году.

Лишь в 2016-м она поднялась до 3,9 млн тонн в год. До прежнего уровня еще далеко. Однако в 2017-м в стране была принята специальная программа, согласно которой в 2022 году добыча угля должна составить 11,15 млн тонн.

Узбекистан очень нуждается в этом виде топлива, поскольку природный газ в растущих объемах идет на экспорт, а внутри страны многие промышленные потребители пользуются именно углем.

"Узбекуголь" сейчас имеет много проблем, среди которых нестабильная добыча, невысокое качество угля, большая задолженность, а также очень низкие темпы вскрышных работ. (Чтобы добыть уголь в разрезе, надо сначала удалить перекрывающие его горные породы, это и называется вскрышей).

По планам разрез "Ангренский" должен был провести вскрышные работы в объеме примерно 150 млн кубометров, но сделал лишь 20,9 млн кубометров (в 2016 году). Невскрытый уголь нельзя добывать, и очевидно, что в угледобыче назрел серьезный кризис, который угрожает выпадением 10% электроэнергии, что повлечет за собой большие общеэкономические трудности.

Проблемы технические и человеческие

С технической точки зрения основных проблем две. Во-первых, накопилось отставание объема вскрыши к объему добычи угля. Это неудивительно, поскольку за 70 лет работы разреза выгодные участки уже отработаны. Кроме того, была нарушена схема водоотведения из карьера, в силу чего добычная зона часто затапливается пластовой водой.

Во-вторых, в 2003 году был приобретен немецкий роторный экскаватор SCH RS 200. Он должен был решить проблему вскрыши, но не подошел: породы оказались слишком крепкими для него. Экскаватор часто ломался, долго простаивал в ремонте, и теперь в постановлении президента прямо говорится о его демонтаже и консервации.

При обсуждении темы непригодного роторного экскаватора, обошедшегося Узбекистану в 20 млн долларов, высказывалось много разных мнений. Судя по всему, имели место и некомпетентное решение, и недобросовестность поставщика – Krupp Fördertechnik GmbH (на продукцию этой фирмы жаловались многие, в частности, российская компания "Ростерминалуголь" и китайский разрез Yimin Coal Mine). Однако, на мой взгляд, главной предпосылкой к подобному провалу стало бытовавшее в Узбекистане в 90-е годы стремление побыстрее избавиться от советского наследия и русских специалистов.

Но есть сферы, в которых рубить сплеча нецелесообразно. Узбекскую угольную промышленность построили при советской власти силами как узбекских, так и других советских специалистов. В добыче угля история предприятия (не только его трудовых подвигов, но и геологических и горных работ, планов и проектов развития добычи), а также преемственность поколений специалистов и накопленного опыта играет важнейшую роль. Все это нужно для бесперебойной и растущей добычи. Если бы Узбекистан сохранил прежние советские кадры, а они бы воспитали новое, узбекское поколение угольщиков, то, возможно, не было бы таких ошибок и не было бы падения добычи.

Теперь президент Узбекистана принимает вынужденные решения. Нужно что-то делать с важнейшим угольным разрезом, чтобы он заработал, как следует. В июле 2017 года его передали в состав компании "Узбекистон темир йуллари". Но железнодорожники не справились, да и не их это профиль – уголь добывать. Чего теперь ждут от "ПрогрессГорТеха"? Что российская компания привлечет специалистов из российских профильных институтов, проектных компаний и разрезов, и они придумают, что делать с Ангренским разрезом, как дальше добывать уголь.  

Что может дать Ангрен?

Судя по всему, пока что предполагается сделать упор на подземную добычу. Имеются сведения о строительстве новой шахты стоимостью 165 млн долларов.

Однако и карьерную добычу рано отставлять в сторону. По мнению специалистов российского "НТЦ-Геотехнология", которое ранее работало над проектом модернизации Ангренского разреза, технически достижима уже на начальных стадиях коренной модернизации добыча 6,4-7,5 млн тонн угля в год. Если же провести весь комплекс модернизации разреза, то добыча может увеличиться в разы. Это, конечно, потребует большой (10-12 лет) работы и закупки длинного списка горнодобывающей техники.

Ну а рост возможный добычи примерно до 89 млн тонн в год (по оценке "НТЦ-Геотехнологии") позволил бы построить таких ГРЭС штук десять, и это была бы уже совсем другая энергетика Узбекистана и совсем другой уровень промышленного и экономического развития республики. С такой добычей можно производить из бурого угля синтетическое топливо, получать ценное химическое сырье, не говоря уже о целом ряде побочной продукции, которую дает разрез (каолин, песок, щебень и т.д.).  

В общем, модернизация Ангренского месторождения – это непростой вопрос. Но Узбекистану решить его необходимо, потому что от этого зависит будущее экономическое развитие республики. Для больших проектов требуется много угля, и российская компания должна помочь его взять.  



 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

12.04.2019 14:00

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Роман Александрович  Шин

Шин Роман Александрович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

14,5%

школьников Кыргызстана пропускают учебу, боясь рэкета в школах

«

Август 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31