90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Реновация в Узбекистане: выселить и снести

Реновация в Узбекистане: выселить и снести

Ликвидация ветхого жилья в Узбекистане приводит к тому, что под снос попадают не только ветхие, но и исторические здания. При этом фиксируются нарушения законодательства, коррупция и растет недовольство жителей. Эксперты говорят, что в вопросы реконструкции необходимо вовлекать не только чиновников и бизнес, но и население. 

В Ташкенте дому №45 по проспекту Амира Темура построенному в 1927 году грозит снос. Он был возведен по плану архитектора Георгия Сваричевского, который спроектировал не одно историческое здание в столице Узбекистана. К тому же находится в охранно-буферной зоне городища Минг Урик.

Полтора года назад, по словам жителей, к дому стали приходить разные незнакомые люди и изучать его. Тогда же им сообщили, что здание планируется сносить. Но позже в хокимияте Мирабадского района жителей уверили в том, что планов на снос нет.

«На встречу был вызван архитектор района, который сказал, что в 30 метрах от Минг Урика ничего строить нельзя. Мы успокоились и ушли, поскольку в 6 метрах от Минг Урика находится уже строение нашего дома», — рассказывает житель дома №45 Влад Заманов.

Однако в январе 2018 года люди, назвавшиеся сотрудниками Бюро технической инвентаризации, уведомили жителей, что здание идет под снос, а на его месте построят семиэтажный дом с подземной парковкой и магазинами бытового обслуживания на первом этаже. А в качестве компенсации жильцам предоставят квартиры в другом районе Ташкента — на территории махалли Байналминал, где планируется строительство двух семиэтажных домов.

В июле прошлого года один из жителей дома подал иск в Мирабадский районный суд об отмене решения о сносе. К этому иску присоединилось еще 36 исков от жителей. Судебное разбирательство продолжается до сих пор.

Снести все

Массовый снос зданий в Узбекистане начался в прошлом году с Самарканда. Строительные работы шли близ исторической части города, охраняемой ЮНЕСКО. Фиксировалось множество нарушений и игнорирование предписаний застройщиками.

Вскоре после того как история приобрела общественный резонанс вопросом занялся премьер-министр Абдулла Арипов. Должностей лишились хоким Самаркандской области Туробжон Джураев и его заместитель по вопросам строительства Уткир Абдуллаев. Они были задержаны по подозрению в получении взяток при выдаче разрешений на застройку.

В начале января 2019 года массовый снос зданий затронул Фергану. В центре города снесли несколько домов построенных в 1946-47 годах японскими военнопленными, а жильцов против воли переселили на окраину города. Инвесторы из Южной Кореи планировали возвести на данном участке отель стоимостью 100 млн. долларов.

В феврале волна дошла и до столицы Узбекистана. Дом №78 на набережной канала Анхор в Ташкенте начали разбирать вместе с живущими в нем людьми. Территория станет новой парковой зоной. Позже чиновника, ответственного за расселение жильцов дома, привлекли к ответственности за ненадлежащее исполнение своих обязанностей и халатное отношение к вопросу переселения людей.

Незадолго до этого столичные власти анонсировали несколько крупных строительств: Mirzo Ulugbek Business City и Yunusobod Business City. Эта новость вызвала волну обеспокоенности среди жителей Ташкента. На встречу с хокимом города пришли 600 жителей Мирзо-Улугбекского района. Тогда хоким Ташкента Джахонгир Артыкходжаев заявил, что «без согласия жителей сноса не будет».

Генплан в 3D

В декабре прошлого года премьер-министр Узбекистана Абдулла Арипов заявил, что Шавкат Мирзиёев дал поручение сносить все ветхое жилье, в том числе без канализации.

А в феврале стало известно о том, что до конца апреля будет представлен генплан Ташкента в 3D.

Общественный совет при хокимияте отметил, что «отсутствие утвержденного генерального плана города, стратегии развития и другой градостроительной документации» ведет к «непрозрачности принимаемых решений о строительстве».

По мнению Совета «необходимо разработать и опубликовать генплан Ташкента, чтобы жители могли планировать свою жизнь, а инвесторы могли бы более эффективно и планомерно внедрять свои проекты».

Член Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС) Йенс Йордан с 2006 года занимается исследованием архитектурного наследия Узбекистана. Он считает, что проблема намного глубже, нежели просто отсутствие генплана. По его словам, в планирование должны быть вовлечены не только чиновники и специалисты, но и горожане.

Но проблема еще и в том, что у местных органов защиты памятников нет достаточного количества работников и административных прав, говорит специалист. Поэтому не всегда исторические объекты в Узбекистане признаются таковыми.

«Например, улица Навои — это ансамбль с большим значением. Площадь от канала Анхор до Хадры состоит из архитектурных памятников 1930-1950-х годов в стиле неоклассицизма и образует ансамбль, в котором ни одна часть не должна быть утеряна. Но из-за недостатка информации об этом, он таковым не признается, и городская администрация может продавать территории для нового строительства», — говорит Йордан.

Он отмечает, что в случае с Самаркандом есть некоторый прогресс. В то время как генеральный план города 2006 года предполагал полную «реконструкцию» колониальной части, в новом предполагается сохранении истории.

«Не просто так»

История с массовым сносом в Узбекистане привлекла внимание зарубежной прессы. В начале апреля британское издание The Guardian опубликовало статью о сносе зданий в Ташкенте и выселении жильцов из домов.

Спустя несколько дней хоким Ташкента Джахонгир Артыкходжаев написал ответное письмо, раскритиковав позицию редакции. Он отметил, что все жильцы снесенных домов были предупреждены, а некоторые даже за два года до сноса.

«Любой снос недвижимости в Ташкенте происходит не просто так. Это происходит, когда жилые дома пришли в очень ветхое состояние. В большинстве случаев в районах, где расположены такие дома, инфраструктура также требует полной реконструкции; системы водоснабжения и канализации там иногда отсутствуют», — говорится в письме.

Он также отметил, что согласно законодательству Узбекистана, снос зданий не может осуществляться без полного уведомления жильцов и компромиссного соглашения о компенсации. Это может быть предоставление другого жилья, денежная компенсация или комбинация этих вариантов.

Однако экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой отмечает, что недовольство населения вызывает как раз отсутствие понятного механизма согласования с жителями планов строительства, а также компенсации за жилье. 

Такое ощущение, что неважны источники финансирования, лишь бы были инвестиции. Проекты делаются под интересы инвесторов. А они заинтересованы извлечь выгоду — земли в центре дороже земель на окраине. 

Народ не знает куда будет расширятся город, какие зоны охватит строительство всех этих сити, где есть смысл что-то закупать или наоборот. Не хватает прозрачности действий.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Айнуру Тойчиевна Алтыбаева

Алтыбаева Айнуру Тойчиевна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
8,1%

рост ВВП Узбекистана в 2014 году

«

Август 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31