90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

О жизни в туркменских исправительных колониях и после освобождения

15.05.2019 15:30

Общество

О жизни в туркменских исправительных колониях и после освобождения

Около семи месяцев назад turkmen.news опубликовал материал о ситуации в колонии строгого режима AH-K/6 в г. Теджене. С тех пор, по сообщениям источников, произошли перемены в лучшую сторону, хотя главная проблема всех исправительных учреждений Туркменистана – коррупция – остается актуальной и по сей день. Несмотря на отдаваемые после каждого помилования поручения президента различным руководителям о принятии мер по трудоустройству бывших осужденных, на практике многие люди, только переступившие порог колонии на волю, начинают длительную борьбу – восстанавливать свои документы, утерянные в громоздкой системе МВД.

Предлагаем вашему вниманию монологи освободившихся в последний год из разных колоний осужденных. Сегодня речь пойдет о колонии AH-K/6. Имена всех собеседников turkmen.news изменены в целях их безопасности.

«Права человека на зоне стали более или менее соблюдаться»

Колония в Теджене

Ильяс, 47 лет, срок 7 лет 
Могу сказать, что в питании есть значительные улучшения. Еда по качеству средняя, но ее стало много, бери сколько хочешь, раньше такого не было. На завтрак дают пайку: хлеб с маргарином и чай. Обед разнообразный: то суп, то макароны, то пюре, то килька или другая рыба. По четвергам стабильно плов. Если у заключенного язва, то ему дают 4 вареных яйца в день. Голодным никто не уходит. Попавшие туда люди быстро набирают вес, потому что пища калорийная и мало движения. Начальство стало строго следить, чтобы питание было нормальное.

Если у осужденного есть возможность платить, то в столовой можно покупать свежий мягкий хлеб, а в магазине на территории колонии, он работает раз в неделю, можно купить все – от носок до свежего мяса. Заключенные с туберкулезом, их по документам человек 20, живут и питаются отдельно.

Примечание turkmen.news: В местах лишения свободы Туркменистана широко применяется практика занижения реального количества больных инфекционными заболеваниями заключенных. Об этом еще в 2015 году нам рассказал бывший осужденный Станислав Ромащенко.

Что касается лечения, то и здесь за каждого заключенного с начальства большой спрос, не дай бог что случится. В колонии нет санчасти как таковой, она недостроена, поскольку нет финансирования. Соответственно, нет никакого оборудования или штатных врачей. Если у заключенного случился, например, приступ аппендицита, то из Теджена вызывают «скорую помощь», и его везут в больницу. А так в колонии из числа самих же осужденных есть приписанные к так называемой санчасти: те, кто может ставить уколы, фельдшер и хирург, они и проводят первичные манипуляции.

Если в колонии есть медикаменты, то дают без проблем, а за деньги можно купить любые лекарства: антибиотики, баралгин от спазм и т.д, но цены двойные. Например, если какое-то лекарство в городе стоит 10 манатов, то на зоне – 20. Раз в полгода в колонию приезжает машина с рентген-аппаратурой для проведения флюорографии.

Тех, у кого туберкулез, переводят в больницу для осужденных MR-B/15 в поселке Мары-ГРЭС. Смертность на зоне невысокая, умирают в основном от старости 2-3 человека в год. На «больничке» заниматься нечем. Если болеешь – тебя этапируют, но специально туда из Теджена никто не стремится.

Комиссии из департамента [исполнения наказаний] и прокурор надзора приходят несколько раз в месяц, проверяют столовую, склад с продуктами, беседуют чуть ли не с каждым заключенным, спрашивают, есть ли жалобы. Кому-то дают советы по социальным вопросам, например, как оформить пенсию. Особо жаловаться там не на что; если ты человек сам по себе нормальный, проблем не доставляешь, то и администрация относится к тебе, как к человеку: здороваются, шутят, не бьют и не оскорбляют. Физического насилия нет или бывает крайне редко, но по каждому подобному случаю будут тщательные проверки, и им [руководству зоны] затем достанется.

Случаев побега или даже попыток не было, там даже если дырка в заборе будет, то вряд ли кто пойдет на это – здравый смысл берет верх.

Заключенные могут работать на кирпичке или делать седла для лошадей, а на досуге смотреть телевизор, играть в волейбол, футбол, баскетбол или шахматы, посещать библиотеку или заказывать книги из дома, читать намаз.

Некоторые старики жалуются: мол, сидим ни за что, просят УДО или помилование, чтобы умереть на воле, но комиссия говорит: яшули, это не в нашей компетенции. Инспекция приходит и в случаях ЧП. За последний год был один случай суицида: мужчина рано утром повесился в промзоне – он узнал, что от него ушла жена. Но администрация проводит соответствующую работу, беседует с заключенными, мол, будьте сильными духом, это пройдет. Нередко на такие беседы из города приглашают муллу, тот тоже говорит, мол, не берите грех на душу, так случилось, ничего уже не поделать.

Тедженская колония сейчас считается одной из образцовых, не зря туда водят и зарубежных дипломатов, хотя администрация старательно упрятывает все проблемы. Например, скрывает большую часть контингента на промзоне, оставляя лишь около 500 человек в жилой зоне, мол, смотрите, у нас даже свободные места есть.

Но толк от визитов иностранцев тоже есть, хотя с заключенными они не беседуют. Так, после визита дипломатов в 2011-2012 годах [когда точно состоялся этот визит — источник не помнит, – прим. turkmen.news], администрация разрешила устанавливать кондиционеры, что на зоне жизненно необходимо.

Сейчас в Туркменистане под 40 градусов жары, люди на свободе-то еле дышат, а в колонии с этим еще сложнее.

Холодильники и кондиционеры могут позволить себе бывшие чиновники. Они есть в каждом из шести бараков колонии, покупают себе комнату, обустраивают, делают ремонт, стелют ламинат. Пытаются сделать себе жизнь комфортной. Их на зоне около ста человек, и живут они в своем мире: на проверки не выходят, у них свободная форма одежды, на их отрощенные волосы или бородки никто внимания не обращает.

Бывших чиновников обслуживают «бедолаги», которые занимаются уборкой, стиркой, готовкой. Чиновники платят им за это по 200 манатов в месяц [около $10] плюс питание, обеспечение мылом и другими необходимыми вещами. За такую жизнь чиновники платят большие суммы сразу после заезда в колонию.

Вообще, деньги приходится платить всем. Например, скидываться на ремонт помещений, на починку телевизоров, спутниковых антенн, прокладку кабеля или на нужды бани: там то насос сломается, то вытяжка, то стиральные машины. Плюс платишь чуть больше, если хочешь купаться за ширмой, иначе придется в общей бане.

В общем, условия есть, но если у тебя нет денег, то вытягивать из тебя их не будут. Но если ты будешь нарушать режим, пытаться пронести «запрещенку», то закроют в штрафной изолятор, чтобы ерундой не занимался. Бить не побьют, но дух и пыл твой поубавят.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://turkmen.news/news/koloniya-v-tedzhene-turkmenistan/

15.05.2019 15:30

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Али Хосейни  Хаменей

Хаменей Али Хосейни

Высший руководитель (Рахбар) Ирана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
Более 49 000

граждан Кыргызстана выведены из «черного списка» ФМС России в 2015 году

«

Май 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31