90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Проблемы имиджа госучреждений в Узбекистане: как наладить диалог с народом?

18.05.2019 12:30

Политика

Проблемы имиджа госучреждений в Узбекистане: как наладить диалог с народом?

«Информационная политика госучреждений должна выстраиваться на правильном позиционировании: необходимо, чтобы чиновники видели в гражданском обществе “клиента”, который требует качественного сервиса. Игнорирование запросов общества или же неадекватная на них реакция приведет к окончательной потере имиджа и доверия со стороны граждан», – отмечает в своей статье Лира Зайнилова, специалист по

В январе 2019 года Узбекское агентство по печати и информации (УзАПИ) было преобразовано в Агентство информации и массовых коммуникаций, в задачи которого вошли PR-сопровождение реализуемых в стране реформ. 4 февраля и.о директора Агентства был назначен “опальный” Комил Алламжонов. К слову, Алламжонов ранее занимал должность пресс-секретаря президента, где исполнял свои обязанности довольно активно и качественно.

Однако, одним из его первых заявлений на посту директора нового агентства стало то, что работа пресс-служб министерств и ведомств не представлена на должном уровне. Сможет ли Алламжонов положительно повлиять на развитие информационной политики госорганов?  С какими вызовами придется ему столкнуться?

Эпоха Ислама Каримова: информационная изоляция чиновников

Государственное управление при Исламе Каримове характеризовалось как “top-down approach”, то есть любые принимаемые решения инициировались и спускались сверху вниз по чиновничьей иерархии. Это говорит о том, что государственные учреждения являлись лишь исполнителями, решения не обсуждались ни внутри ведомств, ни с населением, что приводило к определенным упущениям.

Кроме того, не предпринимались шаги по дальнейшей популяризации законопроектов и принимаемых решений среди граждан, а госорганы не видели необходимости в общении со СМИ и населением. Это, в свою очередь, порождало незаинтересованность государственных учреждений в разработке собственных стратегий развития и укрепления имиджа.

Еще одной характерной особенностью каримовской эпохи считается существование негласного правила: чиновникам нежелательно было “лишний раз светиться в СМИ”. Они избегали любого контакта с журналистами, боялись давать интервью и комментарии. Ярким примером может служить случай в 2011 г., когда постпред Узбекистана при ООН буквально сбежал от журналиста CNN, снимавшего репортаж в ответ на реплику кандидата в президенты Хермана Кейна про “Ubeki–beki–beki–beki–stan–stan”.

Заседания практически всех госорганов проходили за закрытыми для журналистов дверями. Население же не знало в лицо правительство, да и не интересовалось им, для людей министры и, тем более нижестоящие чиновники, были однообразной серой массой.

Узбекистанцы с легкостью могли назвать или узнать премьер-министра, или министра иностранных дел России, но не знали имён представителей своей власти.

Даже в предвыборных кампаниях депутатов не использовались современные инструменты коммуникации. С программой кандидатов избиратели знакомились сразу же на местах голосования, где висели плакаты с их фотографиями и предложениями.

В целом, находясь в тени, государственные чиновники не пытались наладить информационную политику структур и ведомств, даже наоборот, старались оставаться в своей зоне комфорта и сохранять статус-кво.

Приход Мирзиёева: попытка запуска диалога с народом

После прихода к власти Мирзиёева в стране начался пересмотр информационной политики государственных учреждений. Предпринимались шаги по сокращению разрыва между политической элитой и гражданским обществом. Для этого чиновникам было поручено максимально тесно контактировать со СМИ, выстроить диалог с населением и гражданским обществом.

В ходе реализации данной политики 2017 год даже был объявлен «Годом диалога с населением и прав человека», в программу которого вошли реформирование государственных структур и улучшение обратной связи населения с госорганами на местах. Для ведения прямого диалога с народом были открыты виртуальные приемные как президента, так и всех исполнительных органов в стране.

Еще одним из запущенных механизмов, который должен был служить постоянной платформой общения между чиновниками, журналистами и общественностью, стало создание Международного пресс-клуба. Следует отметить, что на встречи Клуба приглашаются не только национальные специалисты, но также представители зарубежных дипмиссий и международные эксперты, что служит хорошим кейсом как с точки зрения повышения visibility (видимости), так и уровня открытости политической системы.

Новый подход к имиджу госструктур можно расценить как попытку выстроить отсутствовавший до этого времени мост между политической элитой и гражданским обществом.

Диалог с народом необходим для повышения его доверия к чиновникам, что устранило бы потенциальную возможность возникновения общественных волнений.

Также, это позволяет чиновникам вовлекать гражданское общество в политическую жизнь страны, тем самым, повышая свою легитимность в глазах народа и его активность в принятии решений. Кроме того, руководство понимает, что необходимо оправдать кредит доверия, предоставленный мировым сообществом после смены власти в стране. От этого зависит, будут ли серьезные инвесторы вкладываться в Узбекистан.

Запущенные Мирзиёевым механизмы дали свои положительные плоды. Во-первых, появилась политическая активность. Население начало узнавать чиновников и интересоваться их жизнью. Последние начали выбираться из тени, давать комментарии и интервью, разъяснять цели принимаемых решений для народа. Благодаря усилению обратной связи общество стало влиять на ход принимаемых решений.

Например, в результате дискуссий, развернувшихся вокруг законопроекта о контроле цен на экспорт, против которого выступали как представители экспертного сообщества, так и сами предприниматели, документ был снят с повестки дня. 

Кроме того, госслужащие начали пользоваться так называемым soft-power (“мягкая сила”). Ярким примером этому может служить серия мероприятий, организованная хокимиятом (мэрией – прим. ред) г.Ташкента в дни празднования Навруза, отличавшихся от скучных и стандартных концертов, которые проводились ранее. Также, представители власти активизировались и в социальных сетях. Один из последних кейсов – это недавно запущенный проект “Book challenge”, в ходе которого высокопоставленные чиновники дарили книги школам и делились списком произведений, наиболее повлиявших на их жизнь.

Агентства новы, а предрассудки стары

Вместе с тем, процесс реализации реформ в данном направлении сталкивается с некоторыми трудностями.

Во-первых, инициативность госорганов остается на низком уровне. Тот самый “book challenge” был запущен после распоряжения Шавката Мирзиёева о разработке проекта по повышению культуры чтения среди населения. А госструктуры снова явились лишь исполнителями инициативы президента, что свидетельствует о сохранении top-down approach в принятии решении.

Вместо упрощенного механизма доступа граждан к политической элите, появилась очередная бюрократическая система.

Во-вторых, после изначального бума первого периода работы виртуальных приемных, их эффективность начала постепенно снижаться, так как большая часть населения обращалась с личными просьбами (такими, как купить квартиру, помочь найти жену и т.п). Кроме того, мода на виртуальные приёмные привела к тому, что они стали появляться даже там, где, как кажется, никакой необходимости в них нет. 

Тем самым, вместо упрощенного механизма доступа граждан к политической элите, появилась очередная бюрократическая система (хоть и в режиме онлайн). Более того, сложилась ситуация, при которой жалобы на какое-либо учреждение спускалось на рассмотрение в виртуальную приёмную самого учреждения. Подобный замкнутый круг привёл к резкому снижению эффективности данного механизма.

В-третьих, не привыкшие к общению с народом чиновники мало задумываются о последствиях своего поведения на публике. Все помнят распространившийся по всем социальным сетям видео-скандал с националистическими выпадами Шерзода Кудратходжаева, где он требовал от русскоговорящей женщины говорить с ним по-узбекски.

Другим примером может служить казус с хокимом г. Ташкента Джахонгир Артыкходжаевым, который неудачно отшутился на просьбу женщины выделить квартиру на нижнем этаже. Позже сама женщина пожаловалась на грубую манеру общения Артыкходжаева (на видео также видно, как тот, отвечая, прикуривает) и его окружения. Негативный образ чиновников сказывается на имидже всей структуры, в которой они работают.

В-четвертых, появление у населения интереса к общению с госструктурами и повышенных требований к качеству предоставляемых услуг произошло за счёт начавшихся изменений в верхах. Возможно, общество так и оставалось бы пассивным, если бы Мирзиеёв полностью перенял каримовский стиль управления. Как мы видим, система, при которой любые меры предпринимаются за счёт идущего сверху импульса, характерна не только в чиновничьей среде, но и в отношениях между правительством и народом.

Поэтому большой проблемой остается безынициативность самих потребителей гос.услуг, так как политические учреждения до сих пор воспринимаются людьми лишь как формальность.

Таким образом, за последние три года политическая жизнь страны заметно оживилась, высшие эшелоны власти стали более открытыми к диалогу, стали появляться на свет и начали пользоваться современными каналами коммуникаций. Однако для того, чтобы диалог с народом состоялся в положительном ключе, политическая элита должна активизироваться в принятии решений, уметь грамотно популяризировать их, не нанося урон своему имиджу, а также наладить работу пресс-служб и правильно выстроить свою пиар-стратегию.

Как наладить диалог?

Попытка выстраивания диалога между политической элитой и гражданским обществом, а также укрепления имиджа государственных учреждений так и останется попыткой, если не решить ряд проблем, связанных, прежде всего, с кадровой политикой. Реформирования политической системы, по сути, не произойдет, если не разорвать ее замкнутый круг. Фактически почти во всех госорганах управление остается в руках старой политической гвардии с застоявшимся мышлением, а кадровая перестановка происходит лишь за счет передвижения чиновников с одного поста на другой.

Эффективность предпринимаемых мер по улучшению имиджа госучреждений остается на низком уровне, так как нет притока внесистемных людей, которые могли бы по свежему взглянуть на внутреннюю кухню и подсказать иной рецепт. Кроме того, госучреждения, общаясь с населением на непонятном ему языке, используя сложные и высокопарные формулировки, создают дополнительный барьер между собой и простыми людьми, тем самым вызывая к себе недоверие.

Пресс-службы госорганов не адаптированы к новым реалиям коммуникации с гражданским обществом, а население стало более требовательным к содержанию и качеству предоставляемой информации. Отсутствие четкого понимания пиар-стратегии делает их работу инертной и, скорее, шаблонной, поэтому главы и сотрудники ведомств не подготовлены к общению ни со СМИ, ни с обычными людьми, что и приводит ко всякого рода казусам.

Успех реформ по обновлению имиджа ведомств намного зависит от того, какие кадры ведут их деятельность.

Смена поколений положительно повлияет на методы выстраивания отношений с гражданским обществом, но вместе с тем, необходимо, чтобы новые кадры обновляли систему управления, а не подстраивались под неё.

На сегодняшний день можно выделить несколько мер, которые помогли бы госучреждениям наладить диалог с народом.

Во-первых, привлечение в структуры молодых кадров поможет повысить открытость госорганов, так как они лучше понимают суть происходящих реформ. Молодые специалисты, свободные от устоявшихся правил игры в ведомствах, не будут бояться проявлять инициативу и адаптировать свои предложения под современные реалии мира. 

Во-вторых, пресс-службы госучреждений должны научиться пользоваться всеми видами медиа платформ, вырабатывая свой собственный так называемый tone of voice (стиль изложения – прим.ред). Использование современных методов продвижения своего имиджа не только повысит visibility (видимость/узнаваемость – прим.ред), но и позволит следить за реакцией со стороны общественности.

В-третьих, используя актуальные каналы коммуникации, следует не забывать об обратной связи. На сегодняшний день гражданское общество ждет от госучреждений разъяснений и комментариев по поводу принимаемых ими действий. Реагирование на комментарии общественности будет демонстрировать открытость госорганов к диалогу, что немаловажно для выстраивания положительного имиджа.

В-четвертых, необходимо, чтобы каждое государственное ведомство прописывало свою пиар-стратегию. При этом, пресс-службам следует ввести в свою деятельность понятие политического консалтинга, включающий в себя инструкции не только для сотрудников, но и глав ведомств, что поможет учреждениям развиваться по выбранной стратегии.

Информационная политика госучреждений должна выстраиваться на правильном позиционировании: необходимо, чтобы чиновники видели в гражданском обществе “клиента”, который требует качественного сервиса. Игнорирование запросов общества или же неадекватная на них реакция приведет к окончательной потере имиджа и доверия со стороны граждан.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Исламом Каримовым , Шавкатом Мирзияевым

18.05.2019 12:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945
533 880

граждан Таджикистана выехали за рубеж в 2015 году

«

Июнь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30