90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

«Талибан» переигрывает Москву и Вашингтон

04.06.2019 08:30

Безопасность

«Талибан» переигрывает Москву и Вашингтон

Международная инфраструктура по умиротворению талибов нуждается в перезагрузке. Майская «межафганская встреча» в Москве с участием представителей «Талибана» (организация запрещена в РФ) и группы оппозиционных политиков из Кабула, завершилась провалом. Организаторам встречи не удалось склонить стороны к компромиссу и убедить талибов повторить прошлогодний опыт трехдневного прекращения огня по случаю праздника Ид аль-Фитр. Неудача в Москве, последовавшая вскоре за провалом миротворческой миссии американского дипломата Залмая Халилзада, дает основания говорить о банкротстве международной дипломатической и политической инфраструктуры, созданной за последние годы для умиротворения талибов.

Напомним, что 28-30 мая в Москве прошла очередная «межафганская встреча», в которой приняли участие делегация катарского политического офиса «Талибана» во главе с его формальным руководителем муллой Абдулом Гани Барадаром и группа кабульских оппозиционных политиков, ориентирующихся на экс-президента Афганистана Хамида Карзая (среди них – кандидат в президенты Афганистана Ханиф Атмар, бывший губернатор провинции Балх Атта Мохаммад Нур и др.). «Межафганская встреча», организованная МИД РФ, была приурочена к 100-летнему юбилею российско-афганских дипломатических отношений и должна была продемонстрировать успешность так называемого Московского формата консультаций по урегулированию кризиса в Афганистане.

Как обычно, организаторы встречи не пригласили для участия в ней чиновников официального Кабула, поэтому афганское правительство представлял на форуме посол Исламской Республики Афганистан (ИРА) в РФ Мохаммад Латиф Баханд. Как отмечают очевидцы, все три дня посол Баханд присутствовал на площадках «межафганской встречи», общаясь со всеми ее участниками в качестве «дипломатического няньки» и предлагая им, как гражданам Афганистана, необходимое содействие.

При этом в публичных комментариях Латиф Баханд был весьма сдержан и соглашался озвучивать свою позицию исключительно по нескольким конкретным сюжетам – 100-летию российско-афганских отношений, предстоящим выборам президента ИРА, итогам недавней Лойя-джирги (всеафганского собрания народных представителей), культурным отношениям между Россией и Афганистаном и, наконец, по классической русской литературе XIX века, в которой глава афганской дипломатической миссии в Москве является признанным экспертом.

Судя по итогам дискуссии 28-30 мая, майская встреча талибов и афганских оппозиционных политиков завершилась ничем. «Да было бы и странно ожидать иного, если за три дня официальной работы форума участники талибской и кабульской делегаций собрались вместе всего один раз на 33 минуты», - сообщают знакомые с деталями форума источники «НГ», отмечая, что «реальное общение происходило лишь между российскими представителями и 4-5 делегатами»: «Ни о каком нормальном диалоге между талибами и кабульскими оппозиционерами речь не шла».

В результате по репутации проекта Московского формата консультаций был нанесен серьезный удар, который дает основания говорить о его исчерпании. «Так называемая «межафганская встреча» в конце мая в российской столице не только не приблизила мир в Афганистане, но, напротив, продемонстрировала абсолютную неэффективность Московского формата, - комментируют ситуацию кабульские эксперты «НГ».

– Принимающей стороне так и не удалось сблизить позиции представителей талибов и оппозиционных афганских политиков. Они хотя и сидели в Москве публично за одним столом, на самом деле, предпочитали общаться лишь внутри своих делегаций – талибы с талибами, кабульские политики – между собой. Именно поэтому, вопреки публичным заявлениям некоторых дипломатов, и не было выработано общей позиции по итогам встречи».

Ярче всего провал «межафганского форума» проявился в принятом по итогам его работы заявлении. Любопытно, что даже относительно наименования итогового документа между участниками встречи возник спор: талибы предлагали именовать его «коммюнике», утверждая, что слово «заявление» является «слишком сильным», кабульские оппозиционеры не возражали против использования термина «заявление», под которым резюме майской встречи в результате и ушло в СМИ. Впрочем, дискуссия о терминах не сделала итоговую резолюцию форума более содержательной.

Как следует из текста заявления 30 мая, в рамках двухдневной «межафганской встречи» 28-29 мая ее участники «рассмотрели вопросы» прекращения огня, освобождения заключенных, защиты мирного населения при боевых действиях, вывода иностранных войск и прекращения внешнего вмешательства в дела страны, сохранения национального суверенитета и защиты прав женщин. Однако перечень этих действительно злободневных сюжетов никого не должен вводить в заблуждение: участники обсуждения так и не достигли по ним внутреннего консенсуса.

В очередной раз стало ясно, что талибы сегодня не могут или не хотят реально договариваться не только с афганским правительством, но и с его критиками из числа оппозиционных политиков. А ведь именно на этой методологической основе – наладить диалог «Талибана» не с кабульским правительством, а оппозиционными политиками в Кабуле – и основывается проект Московского формата консультаций по урегулированию афганского кризиса.

Самым убедительным доказательством того, что талибы, участвующие в различных мероприятиях Московского формата, прежде всего, в «межафганских встречах», слушают, но не слышат своих собеседников, является их категорический отказ объявить трехдневное перемирие в Афганистане по случаю завершения поста Рамадан и наступления религиозного праздника Ид аль-Фитр.

Представители делегации «Талибана» на майской встрече в Москве заявили, что такой шаг невозможен из-за иностранного военного присутствия в стране. Хотя год назад, летом 2018 года, руководство «Талибана» уже объявляло о прекращении огня на три дня как раз в связи с праздником Ид аль-Фитр и тогда это произошло после соответствующих призывов президента Афганистана Мохаммада Ашрафа Гани. Иностранное военное присутствие помехой во временном перемирии не стало.

Очевидно, что, согласись талибы именно по итогам московской встречи повторить прошлогодний миротворческий жест, это бы серьезно повысило политические ставки и Московского формата, и принимающих в нем участие оппозиционных кабульских политиков, так как временное прекращение огня можно было бы представить, как выдающийся шаг к достижению мира в Афганистане. Причем, достигнутый без участия правительства Ашрафа Гани и западных союзников Кабула. Однако, талибы не стали подыгрывать ни российским организаторам проекта Московского формата, ни укреплять политические позиции кабульских оппозиционеров.

Безусловно, этот отказ представителей «Талибана» стал сильнейшим репутационным ударом по экс-президенту Хамиду Карзаю – главному союзнику Московского формата в афганском политическом классе, а также по главному оппозиционному кандидату в президенты Афганистана Ханифу Атмару, который в преддверии сентябрьских выборов главы государства лишился сильного предвыборного козыря – образа политика, содействующего реальному миру на афганской земле.

«Очевидно, что участие Карзая и Атмара в московских встречах оказалось для них, как минимум, бессмысленным, - прокомментировал ситуацию один из кабульских экспертов «НГ». – Оба политика активно работали на легитимацию талибов, вероятно, рассчитывая что-то получить взамен. Однако их роль в итоге свелась к политическим декорациям, которые обрамляли публичные контакты между российскими дипломатами и функционерами «Талибана». Афганским участникам московских встреч с талибами сегодня нечего сказать самим афганцам, потому, что никакого реального движения к миру в стране они не обеспечивают».

Нежелание талибов пойти даже на временное прекращение огня по случаю завершения Рамадана серьезно ударило и по репутации организаторов «межафганской встречи» в Москве. Напомним, что в открытии мероприятия 28-29 мая принял участие министр иностранных дел Сергей Лавров. Как сообщают источники «НГ», глава российского МИДа также провел с делегацией «Талибана» закрытую встречу, на которую не были допущены оппозиционные политики из Кабула (включая Хамида Карзая, которому, по слухам, это очень не понравилось).

Можно предположить, что в ходе этой встречи Лавров убеждал талибов предпринять какие-то реальные шаги для достижения мира в Афганистане (а иначе, зачем вообще было с ними встречаться?). Однако 30 мая, когда был согласован текст заявления по итогам «межафганской встречи», стало понятно, что убедить делегатов «Талибана» хотя бы повторить прошлогодний миротворческий жест Сергею Лаврову не удалось. Для главы российского внешнеполитического ведомства это, безусловно, крайне неприятный отрицательный результат, который трудно спрятать за обтекаемыми формулировками дипломатических комментариев.

«Талибы отказались подыграть московским партнерам, которые, тем самым, лишились важнейшего аргумента в пользу продвижения Московского формата консультаций, - заметил в беседе с «НГ» один из кабульских наблюдателей. – Предел политических возможностей «межафганских встреч», организуемых российской стороной, был обозначен вполне ясно: это просто ни к чему не обязывающие посиделки, которые никак не приближают мир в Афганистане.

Московский формат не способен убедить талибов пойти хотя бы на малейший компромисс, хотя именно они являются главными политическими выгодополучателями этого российского проекта. Вполне вероятно, что теперь интерес у серьезных кабульских политиков к «межафганским встречам» в Москве заметно снизится».

Следует отметить, что неудача майской «межафганской встречи», а вместе с ней и Московского формата консультаций по афганскому урегулированию, произошла вскоре после провала миротворческой инициативы спецпредставителя США Залмая Халилзада. На протяжении более, чем восьми месяцев посол Халилзад безуспешно пытался склонить талибов к миру и в начале мая признался в своем аккаунте в Twitter, что эти его попытки так и не увенчались успехом.

Одновременный провал афганских миротворческих инициатив Вашингтона и Москвы, очевидно, свидетельствует о серьезном кризисе, если не банкротстве международной дипломатической и политической инфраструктуры, созданной за последние годы для умиротворения талибов. Очевидно, что причин такого провала несколько, и одна из основных – несамостоятельность лидеров «Талибана», их сохраняющаяся зависимость от пакистанских спецслужб, которые, по оценкам афганских силовиков, остаются главными операторами талибов. Другими словами, бессмысленно вести переговоры с «Талибаном», до тех пор, пока не достигнуто реальное, а не декларативное согласие Исламабада на прекращение огня в Афганистане.

Вторая важная причина провала миротворческих проектов США и России в ИРА – недооценка фактора афганского правительства. Каким бы слабым и неэффективным не казалось бы правительство в Кабуле, оно сегодня является важным политическим игроком в стране, контролирующим силы безопасности и опирающимся на прямую и косвенную поддержку сотен тысяч афганцев, недовольных коррупцией чиновников и социально-экономическими проблемами, но при этом не хотящих возвращения к власти «Талибана».

Ставка архитекторов Московского формата на раскол афганской политической элиты, подогревание конфликта между президентом Ашрафом Гани и оппозиционными кабульскими политиками, оказалась провальной: в итоге она привела лишь к укреплению позиций террористов из «Талибана», которые при этом 30 мая показали свое нежелание подыгрывать Москве в важных для нее ситуациях.

Главный вывод, который следует из майских провалов миссии Залмая Халилзада и архитекторов Московского формата «межафганских встреч», заключается в необходимости перезагрузки всей международной системы по умиротворению «Талибана», сложившейся за последние два года. И важнейшим элементом этой перезагрузки должна стать консолидация афганского политического класса вокруг правительства Афганистана.

Не стравливать афганцев между собой, а помочь им договориться, не дискредитировать и разваливать правительство и другие государственные институты Афганистана, а содействовать их укреплению, не замалчивать факт внешнего управления «Талибаном» со стороны пакистанских спецслужб, а вывести его в открытую международную повестку с обсуждением конкретных мер воздействия на Исламабад – только в этом случае можно рассчитывать на позитивные перемены в деле реального урегулирования афганского кризиса. Те заинтересованные международные игроки, которые первыми поймут необходимость такой перезагрузки, и станут в итоге ее основными операторами.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.ng.ru/world/2019-06-03/100_afgan030619.html

Показать все новости с: Хамидом Карзаем

04.06.2019 08:30

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Темирбек Ишенбаевич Асанбеков

Асанбеков Темирбек Ишенбаевич

Лидер партии "Мекен Ынтымагы"

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

58

киргизских депутатов имеют оружие

«

Июль 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31